06.09.2012 | 10:51

Опера Вагнера в декорациях заброшенной московской стройки

«Геликон» открывает новый сезон премьерой оперы Вагнера «Запрет на любовь». Действие разворачивается на фоне декораций заброшенной московской стройки. Театр недвусмысленно напоминает – труппа до сих пор остается без собственного помещения. Здание на Большой Никитской все еще закрыто на реставрацию. Как скоро в старинном особняке Шаховских зазвучат оперные арии, выясняли корреспонденты «Новостей культуры».

По утвержденному проекту реконструкции обновленная «Геликон-опера» с ее новой большой сценой должна быть готова к 2013 году. По сути, осталось всего четыре месяца. Не нужно быть отменным строителем, чтобы понять – это просто невозможно.

Геликоновская стройка на Большой Никитской заброшена, света нет. Строители и реставраторы ушли отсюда еще весной, оставив большую яму вместо большой сцены.

«Сейчас идет новый тендер на нового подрядчика, – рассказывает художественный руководитель театра «Геликон-опера» Дмитрий Бертман. – И для того, чтобы расторгнуть договор со старым подрядчиком и сделать договор с новым, надо опять подписать согласование. И вот повторно его не подписывают».

За превращение «Геликона» из призрака оперы в действующий театр отвечают сразу несколько столичных департаментов. По мнению Дмитрия Бертмана, в огромной бюрократической машине, закрался саботажник. Где-то застряли документы, никак не оформят тендер на нового подрядчика. А теперь еще и требуют повторных экспертиз.

«В процессе реконструкции выявились новые элементы памятника, это повлекло за собой необходимость делать новые экспертизы, оформлять новые документы, – говорит директор театра «Геликон-опера» Виктория Павлова. – Но на сборе труппы Сергей Александрович Капков пообещал, что все будет хорошо, что все и есть хорошо – нужно только подождать».

Сколько ждать – непонятно… За те шесть лет, что идет реконструкция театральный дом успели поставить на фундамент, закончить черновую отделку стен и потолков. Но к самому масштабному пункту архитектурного плана – возведению нового зала – практически не приступали.

«Обидно то, что даже те работы, которые сделаны они все портятся, – сетует Дмитрий Бертман. – Просто грустно на это смотреть, это труд огромного количества людей».

Реконструкция здания на Большой Никитской, бывшей усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских, началась в 2007, спустя три года ее остановили из-за протестов «Архнадзора». Защитники старой Москвы выступали против сноса исторических флигелей в театральном дворе. Конец ожесточенным спорам положила столичная мэрия.

«Что произошло после этого? Только одно. Выкопана яма, прошел год, мы видим то, что мы видим. Пусть проектировщики и худрук театра объяснят отчего это происходит», – говорит координатор общественного движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин.

Отчего это происходит автор проекта реконструкции – Андрей Боков – не знает. Но в одном архитектор уверен, многофункциональный зал необходим музыкальному пространству современной Москвы. По его плану, большая сцена «Геликона» будет построена во дворе театра. Стены в псевдорусском стиле станут внутренним пространством оперы. Крыльцо-теремок превратится в ложу для почетных гостей. На месте котлована будут места для зрителей.

«Весь мир уже покрылся не десятками, сотнями событий подобного рода, сотнями! – восклицает Аедрей Боков. – Когда в исторических дворах, в исторических кварталах перекрываются какие-то пространства, открытые пространства, они становятся частью обитаемого мира, комфортной его частью».

А пока в далеком от комфорта зале на Новом Арбате артисты Геликона начинают 23-й театральный сезон. Первой дадут оперу молодого Вагнера. По сюжету, действие разворачивается на острове, где жителям запрещено любить. Эту историю геликоновцы проецируют на себя. Декорации спектакля в точности воспроизводят заброшенную стройку на Большой Никитской, где артистам пока запрещено играть.