31.05.2011 | 12:43

Вениамин Смехов: "Неприлично не любить поэзию"

C 23 мая в эфире телеканала «Россия – Культура» идет премьерный цикл авторских поэтических вечеров Вениамина Смехова «Я пришел к вам со стихами…». О новом цикле, об идее его создания и своем отношении к поэзии рассказывает Вениамин Смехов, автор и ведущий проекта и один из главных популяризаторов литературно-поэтических вечеров не только на отечественном телевидении, но и по всей стране.

- Как родилась идея поэтического цикла «Я пришел к вам со стихами…»?
- Это не первый мой поэтический опыт на канале «Культура». В прошлом году была показана телевизионная версия вечера «От серебряного века до золотого», где я читал стихи Александра Пушкина, Владимира Маяковского, Игоря Северянина. По инициативе руководства канала я вновь с великой радостью бросился в этот отчаянный кипяток. Ибо по-другому нельзя назвать счастливейшую возможность быть сопричастным нашей поэзии. Я принял предложение Сергея Леонидовича Шумакова. Это опытный человек, его идеи оказались очень уместны. Это приятно. Он сумел угадать мою персональную любовь, идущую от театра Юрия Любимова, от любимовской и вахтанговской школы, когда зритель – это партнер. Когда актер читает сам себе или воображаемому слушателю, это холодное общение. Скажу честно, что встреча в феврале этого года на сцене Московского международного Дома музыки была счастливой. К сожалению, само выступление и съемки длились всего два дня, но это были два дня сплошного стихотворного удовольствия. В итоге получилось восемь вечеров и шестнадцать имен.

- Название цикла «Я пришел к вам со стихами…» - это удачная игра слов или, скорее, Ваше жизненное кредо?
- Многое в этом цикле идет от поэтического театра. Именно так называли в свое время театр Любимова. И во всей этой истории оказалось много возвращений и воспоминаний к 1960-70-м годам, когда поэзия была спасительна. Враг, как известно, был один – менее всего заинтересованная в счастливой жизни трудящихся советская власть. И люди научились спасаться сами и спасать других. Спасались дружбой, любовью, человеческими объединениями на базе спорта, путешествий, искусства. Наверное, одним из самых спасительных и утешительных, интеллектуальных и просветительских средств был поэтический театр, где проходили вечера поэзии. Как мне подсказывает моя премудрая Галя Аксенова, это было интеллектуальной молитвой, потому что само чтение как пение, и поэт не принадлежит нам, он читает некие божественные письмена. Вспоминаю Таганку и запрещенные вечера. Люди нуждались в этом глотке свежего воздуха, им так было нужно это лекарство. И актеры шли на это, несмотря ни на что!
В 60-е годы, в Лужниках собирались многотысячные компании единоверцев и слушали то, что было написано в книгах, а читали это Римма Казакова, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Юнна Мориц, Булат Окуджава, поэты войны – Юрий Левитанский, Межиров, Самойлов. Как исполняли они душой именно это молитвенное состояние. Теперь, когда после 70-летнего грехопадения, у нас тотальное возвращение к религиозным ценностям, к поэтическому миру или, как говорилось, к экзотическому стихосложению, все это напоминает мне соборное молитвенное состояние, возвращение к истинному душевному и интеллектуальному служению. Поэтому был вариант назвать цикл «Стихотерапия», но от него отказались. «Двойные портреты русских поэтов» могло бы стать названием, но оно показалось мне достаточно сухим. А дальше, как всегда, думали–гадали. Я вспомнил строки Анны Ахматовой, которые очень люблю: «Я пришла к поэту в гости. Ровно полдень. Воскресенье» и предложил название «Я пришел к поэтам в гости…» После чего премудрая и обожаемая мной Екатерина Андроникова (заместитель директора дирекции ГТРК «Россия – Культура», - прим. ред.) тонко заметила, что это слишком. И все вместе мы придумали название «Я пришел к вам со стихами…». На мой взгляд, получилось ладненько.

- В цикле в неожиданном сочетании переплелись стихи и судьбы шестнадцати поэтов России – от Некрасова и Маяковского до Вознесенского и Высоцкого. Вениамин Борисович, чем руководствовались, когда составляли эту программу?
- Идея создания двойных портретов русских поэтов принадлежала Сергею Шумакову. Сначала я засомневался, а потом мне показалось это очень интересным. Потому что чтобы сделать двойные портреты, совсем необязательно объединять поэтов, скажем, дружбой. Как это было у Герцена – Огарева, Пушкина – Вяземского или Маяковского – Асеева. Вот Некрасов – Маяковский или Самойлов – Бродский оказались очень интересными сочетаниями, где есть странные и невидимые на первый взгляд сближения и совпадения, едва заметные пересечения и случайности. Восемь вечеров и шестнадцать имен. Шестнадцать сценариев, которые я в связи с моей двойной профессией – исполнительской и авторской, а также писательской и литераторской – соединил вместе.

- В своих ассоциативных размышлениях Вы доносите до слушателя, а теперь еще и до зрителя образы поэтов. И образы эти получились такие живые, осязаемые и близкие…
- Помните, как было у Толстого «…окружить зеленью селедку…», так и здесь получилось окружить стихи рассказами, окольными историями, моей безграничной любовью к поэзии и огромным желанием заразить людей этой любовью. Сплетение бесценных строк, строф, отрывков из поэм, фрагментов стихов, эпизодов литературной жизни поэтов и историй, связанных с моим личным опытом прикосновения к ним, – все это и стало основой данного проекта и поводом для серьезного разговора о поэзии и культуре. И все это во имя пресветлых имен поэтов – от Некрасова и Маяковского до Вознесенского и Высоцкого! Они разные, но как одинаково они проникают в души людей.

- «Чтецкое искусство изменилось, потому что зритель изменился. …Недоверие к слову, нелюбовь слова», - говорил в одном интервью Сергей Юрский. Современный человек, который выбит совершенно бешеным ритмом жизни, садится в зал… Каждый ли зритель может одолеть этот поэтический путь?
- Я думаю, что если больной доверяет врачу, то как бы ни называлось лекарство, он его примет. Я уже упомянул о том, что одним из возможных вариантов названия было «Стихотерапия». Мне кажется, что в нынешней ситуации в стране в целом, и на телевидении в частности, оно было бы уместно. Неприлично не любить поэзию! Неприлично не ходить в театр и не знать такие-то имена! Хотя в наше время не говорят о том, что прилично и что нет. Люди вообще перестали слышать!
Во времена СССР была многотысячная сговоренность людей. Часто это было формально, но люди привыкли к восприятию культуры. В те времена это считалось нормальным. В нашей компании обожателей Пушкина мы ходили слушать божественное чтение Валентина Непомнящего, его рассказы о Пушкине, о «Евгении Онегине», о музыке. Как мне кажется, разговоры с Непомнящим главным образом касались того, что люди не знают Пушкина. В школе вроде проходили, но не знают. Но ведь ходили, слушали, старались полюбить. На самом деле чтение завораживает, если его внимательно полюбить. Внимательная и подробная любовь – это важное обстоятельство. В цикле «Я пришел к вам со стихами…» я поднимаю эту тему.
Я был очень рад реакции многих в зале на стихи и судьбу Георгия Иванова. Вроде бы все знают этого поэта, а на самом деле его необыкновенно-печальная и вместе с тем возвышенная личность захватили зал. Я надеюсь, что так же будет и со зрителями. Это хороший и добрый знак, что люди вновь стали собираться и слушать стихи.

- Молодые люди приходят на такие вечера? Или они больше ориентированы на современные форматы - телевидение, интернет, аудиокниги?
- Однажды в Самаре, после концерта, ко мне подошли несколько молодых людей и спросили, не смогу ли я завтра зайти к ним в университет, где они организовали клуб Маяковского, и что-нибудь прочитать. Так, к моей радости, расшиблась к черту сплетня о том, что поэзия никому не нужна, что новое время диктует новые ритмы. Неправда! Литературное утешение и излечивание от суеты и всякой разной пакости в прямом и метафорическом плане абсолютно необходимо. Воспитание души – это благое дело! Вот вам еще пример. Недавно мы с моей дочерью Аликой играли музыкально-поэтический спектакль «Двенадцать месяцев танго». В зале собралось много людей, в том числе и молодых. Допускаю, что они знают и любят Алику Смехову, она им ближе, допустим, они хорошо относятся ко мне, но через 15 минут я увидел на их лицах поднятые брови. Они удивлялись сами себе, что им не хочется уйти, потому что это был доверительный рассказ. Я совершенно не понимаю такой манеры чтения, когда актер возвышается знаниями стиха над всеми. У Пастернака есть замечательная фраза: «Шекспира может прочитать каждый, важно самому быть человеком».

- Существуют ли, на Ваш взгляд, люди, которые подхватят традицию чтения поэзии? Видите ли Вы такое желание у молодых актеров?
- Я уверен, что большая часть осмысленного человечества, говорящего на русском языке, осознает божественный дар русского слова и русской поэзии. Неверно утверждать, что после поэтических выступлений покойного Миши Козакова, великолепнейшего Сергея Юрского и немногих других отчаянных мастеров художественного чтения, все прекратилось. Вот в течение буквально последних лет чтецкие выступления возобновились во многих городах России – поэтические вечера на Урале, в Самаре, Саратове. Я уже не первый год удивляюсь полным залам, когда выходят читать молодые актеры. Например, Сережа Безруков, который известен любовью к поэзии. Поражают полные залы на вечерах Никиты Высоцкого, где молодые люди не только поют, но и читают Владимира Высоцкого. Люди стали откликаться, я увидел это среди совсем молодых поэтов. В их числе есть, например, изумительная Вера Полозкова, которая в 25 лет совершает истинный поэтический акт. Это опыт, который бесконечно важен! Я рад, что с моим старинным и счастливым заблуждением в жизни, оказался пригоден. Истинная поэзия, конечно, божественное событие. Боже мой, как красивы люди, которые слушают!