08.10.2014 | 15:07

Москва простилась с Юрием Любимовым

Сегодня в Москве простились с Юрием Любимовым. Гражданская панихида прошла в Театре имени Вахтангова, где легендарный режиссер начинал свой творческий путь. Проститься с великим реформатором театра пришли сотни людей – все те, для кого с уходом Любимова завершилась целая театральная эпоха. Похоронили Юрия Петровича Любимова на Донском кладбище. Рассказывают «Новости культуры». 

Цветы к Театру Вахтангова люди несли с раннего утра – задолго до начала официальной церемонии прощания с мастером. Ближе к 12 Арбат около театра полностью заполнился людьми. Это было желанием самого Любимова, чтобы прощание состоялось в театре, где когда-то началась и удачно сложилась его актерская карьера. Любимова уже тогда коллеги называли самосожженцем – за прямоту и вечный бунт – против системы и всего, что считал несправедливым.

«Наверное, это логично – он вернулся домой и со спектаклем, который нам оставил, с которым мы поедем в Пекин на фестиваль в декабре. И, наверное, это будет спектакль, посвященный его памяти, а он вернулся дважды домой – со спектаклем, и вот здесь, на день прощания с ним», – сказал художественный руководитель Театра Вахтангова Римас Туминас.

Отсюда, из Вахтанговского, в 64-м Любимов ушел в самостоятельное режиссерское плавание, продлившееся полвека. Создал Таганку – самый неудобный и один из самых ярких театров своего времени, который открыл новую страницу в театральной истории страны.

«Повернул в другую сторону интонацию театра. Это – как придумать новую теорему, как решить какую-то математическую задачу!» – говорит Игорь Золотовицкий.

Любимов жил, как работал, и работал, как жил. На сцене ставил классику и современную литературу. Первым обратился к «Мастеру и Маргарите». А за стенами театра спасал актеров, подписывал письма в защиту диссидентов, никогда не боялся высказаться против. Как результат – был лишен гражданства, уехал из СССР и несколько лет с успехом ставил на Западе. С началом перестройки вернулся в страну и снова ставил спектакли. В 2011 году, после конфликта с труппой, оставил созданный им театр, однако работать не переставал ни на день.

«Совсем недавно – в 2012-м – он приезжал в училище на 50-летие кафедры, на которой сдавали спектакль "Добрый человек из Сезуана". Удивительный человек, потому что находил в себе силы, несмотря на свой солидный возраст, творить и работать до самого конца. Это пример всем молодым режиссерам – о нем я буду говорить студентам: "Вот, обратите внимание, вот так нужно служить искусству, вот так нужно жить"», – обещал ректор Щукинкого училища Евгений Князев.

Юрий Любимов – эпоха в истории театра. Луч его знаменитого режиссерского фонарика выхватил многое из того, о чем никто не решался и не мог говорить. «Они были повенчаны – Юрий Петрович и время. И умерли в один день. Уже нет того времени, нет Юрия Петровича. Он как бы ушел тогда, когда перестал быть необходимым. Ушел его зритель, ушел интерес к той мысли, которая была в театре, к той стилистике. Ушла необходимость думать, сидя в театральном зале», – отметил Юрий Рост.

Артисты, которым довелось учиться и работать с Юрием Любимовым, вспоминают о нем как о большом учителе. «Когда он всех собирал, он кричал, сердился, что в нас поселилось кабатинство. Многие даже не понимают этого слова – кабатинство. Можно расшифровывать от слова кабак, можно – как хотите, но нам было понятно это слово. Кабатинство, связанное с тем, что молодой человек, вступающий в свою жизнь, не должен быть доволен собой. Вот самодовольство – то, что он ненавидел в актере», – вспоминает народный артист России Александр Калягин.

Проститься с мастером пришли друзья, коллеги, почитатели таланта. Со многими из них Юрий Петрович работал до последнего. «Весь этот год я бывал дома у Юрия Петровича Любимова, я думаю, 2-3 раза в неделю. И мы бесконечно обсуждали будущий спектакль "Школа жен", и мы обсуждали не только спектакль. Мы говорили о жизни, о политике, обо всем на свете», – рассказывает художник Борис Мессерер.

«Я со многими людьми общался, но это уже совершенно другой антропологический тип. Вот сейчас таких людей просто нет. Это человек масштаба Феллини, Антониони, Бергмана – вот того поколения», – говорит композитор Владимир Мартынов.

Артистов принято провожать аплодисментами. Юрий Любимов не любил пафоса. Просил, чтобы ему не аплодировали после смерти. Театр Вахтангова с трудом вместил всех, кто пришел проститься с мастером, – без траурных речей, вложив в тишину всю силу своей любви и  уважения.

Памяти Юрия Любимова смотрите сегодня, в 22:15, программу «Линия жизни».

Новости культуры

Все материалы темы>>>