06.09.2012 | 11:14

Третьяковка представляет выставку основателя супрематизма

Ближний круг – понятие емкое, точное и вовсе не пространственное. Это люди, которые могут сказать: «Мы с тобой одной крови». Для Казимира Малевича такими были его ученики – Николай Суетин и Илья Чашник. Выставку основателя супрематизма и его адептов представляет Государственная Третьяковская галерея. Автор «Черного квадрата» знал цену настоящему таланту, и, судя по всему, понимал, что в историю искусства их творческому союзу войти суждено. «Нас будет трое…» - писал Малевич в письме Суетину о судьбе кружка. Эти строки и дали название экспозиции. Рассказывают «Новости культуры».

Как основатель супрематизма повлиял на своих подопечных? Как ученики пытались преодолеть творческую зависимость от своего учителя? И, наконец, через какие направления в изобразительном искусстве пришлось пройти самому Казимиру Малевичу, чтобы выработать свой уникальный и узнаваемый авторский стиль? Ответы на эти вопросы предлагает выставка – «Нас будет трое».

Казимир Малевич, революционер, чей «Черный квадрат» породил современное искусство, пробовал себя в качестве импрессиониста, модерниста и символиста. Главной для него всегда была живопись, однако графикой он также занимался очень много. Наравне со своими мыслями Малевич был теоретиком искусства, на бумаге он также фиксировал наброски для будущих полотен. В этой экспозиции несколько таких примеров - в их числе эскиз к знаменитым «Сестрам».

«Здесь есть рисунки, которые позволяют увидеть Малевича-рисовальщика, проследить этот процесс зарождения замысла и, как все это воплощалось в конечный вариант», - объясняет куратор выставки Татьяна Горячева.

Рядом с эскизами маэстро - так называли Малевича его ученики – работы его ближайших соратников – Николая Суетина и Ильи Чашника . Их творческий союз образовался в 1919 году в Витебске. Тогда Малевич только начал работать преподавателем в местной народной художественной школе. Спустя три года Суетин и Чашник, вслед за учителем, отправились в Петроград. Они занимались развитием не только супрематических идей мастера , но и его архитектурных концепций. Конечно, в какой-то момент соратники Малевича устали от давления и авторитарности своего учителя, много с ним спорили и даже ругались, пробовали вырваться из под его крыла и развить собственный стиль, но сойти с орбиты огромной планеты под названием Малевич его спутникам было не так-то просто.

«Они были самостоятельные яркие личности, но мы понимаем, что учитель всегда оказывает влияние на своих учеников, и это некая внутренняя борьба - сохранить индивидуальность, свои поиски и, в то же время, остаться в орбите учителя - это сложное дело», - говорит директор Государственной Третьяковской галереи Ирина Лебедева.

Кстати, Николай Суетин имел большое влияние на Казимира Малевича, часто его критиковал, и учитель к нему прислушивался. В творчестве Ильи Чашника ощущалась большая дистанция в отношении учения Малевича. Но развить собственную линию не хватило времени. Он ушел из жизни очень рано - ему было всего 27. В последние минуты жизни рядом с ним находился его самый близкий друг – Суетин.

«Он сказал, уже находясь просто на самом пороге смерти: «Передай Малевичу, что я умер, как настоящий художник». И вот эта фраза демонстрировала, насколько он до последней минуты жизни думал об учителе и взаимоотношениях с ним, насколько ему было важно остаться в памяти Малевича его последователем», - рассказывает куратор выставки Татьяна Горячева.

Несмотря на все недомолвки, споры, трагедии, эти три имени неразрывно связаны друг с другом. Суетин и Чашник не могли представить себя без Малевича, да и сам художник остро нуждался в своих ближайших соратниках. И в те моменты, когда Чашник пытался вырваться из узкого круга супрематистов-новаторов, Малевич в своих письмах к Суетину выражал надежду, что стремление к общим целям обязательно возьмет верх, и их снова будет трое.

Читайте также:

«Нас будет трое» – Малевич, Суетин и Чашник