01.06.2011 | 12:47

"Дни культуры Таджикистана" в Москве

В Москве проходят «Дни культуры Таджикистана». В их рамках в «Школе драматического искусства» – театр имени Маяковского из Душанбе показал спектакль «Рустам и Сухраб». В основе постановки – фрагмент персидской поэмы «Шахнаме». Еще в семидесятые в СССР по этому сюжету сняли фильм. А несколько лет назад в Таджикистане решили перенести древние образы на театральную сцену. Рассказывают «Новости культуры».

Народное пение, удары в барабаны, поединки героев… Спектакль «Рустам и Сухраб» - сплав сразу двух произведений: Абулькасима Фирдоуси, автора персидской поэмы, и Василия Жуковского, который перевел ее на русский язык. Текст читают на русском, а вот поют на фарси. Всего 11 актеров, из которых только один русский. Дмитрий Мурзинов говорит: в этой компании освоить роль ему было непросто.

«Лишний шаг боишься сделать, а вдруг это будет некрасиво не по-таджикски, не по-персидски. Когда беру руки женщины, Тахмины, здесь можно взять так, а там надо все аккуратненько и ласково», - говорит актер.

Сын богатыря Рустама Сухраб, никогда не видевший отца, отправляется на войну. И, не узнанный родным отцом, погибает в поединке с ним. Актеры весь спектакль находятся на сцене и вступают в круг, когда приходит их очередь играть. Актриса Мавлона Нажмудинова не играет роль Тахмины, она как будто живет на сцене.

«У меня три дочки, но каждый раз, когда умирает Сукраб, мне кажется, что кто-то из моих детей лежит. Я не желаю такого даже врагу. Поэтому очень тяжело было», - рассказывает актриса.

Каждый музыкальный инструмент в спектакле играет свою роль. С помощью дойры, похожей на бубен, озвучивают грусть-тоску, сетар и флейта – встречу влюбленных, а барабаны бьют во время сражений.

Ассистент режиссера, актер Хуршед Мустафаев говорит о том, что самое сложное – это выступать в команде, «слушать друг друга и ничего не пропускать».

Режиссер Султон Усманов, ставя спектакль, хотел показать человеческую трагедию: как любят, ненавидят, убивают и как неотвратим злой рок – то, перед чем каждый бессилен.