07.10.2014 | 11:09

В "Табакерке" ставят "Трех сестер"

В Табакерке готовят «Трех сестер». «Осенний спектакль о пышном увядании человеческой природы» – такой слоган для своей постановки предложил режиссер Александр Марин. Премьера назначена на 13 октября. За тем, как готовят спектакль, наблюдали «Новости культуры». 

В мастерских «Табакерки» ещё не доделали один из главных символов нового спектакля. Эти часы с прозрачным циферблатом и действующим механизмом будут отсчитывать время «Трёх сестёр», время, которое их не пощадило. Передать настроение безвозвратно уходящей эпохи для режиссёра Александра Марина – принципиально. Отсюда – вагон поезда посреди сцены, успеть запрыгнуть в который так грезят чеховские герои.

«Эти три девочки, эти три сестры, – как раз те люди, которые понимают и любят красоту, они как раз предназначены для красоты, для любви, для той жизни, о которой мы все мечтаем. Другое дело, что окружающая жизнь не соответствует этой красоте», – объясняет Александр Марин.

Эту красоту – роскошные платья, костюмы «тройки», кители – актеры примеряют впервые – для фотосессии и первой репетиции в декорациях.

«В пьесе Чехова «Три сестры» есть такая фраза – «птица моя белая», которую произносит Чебутыкин, поэтому это платье и по цвету, и по стилю – с присутствием птиц, я думаю, что это перекликается с текстом и внутренним миром моей героини», – объясняет актриса Арина Автушенко.

«Три сестры» у Чехова и три актрисы «Табакерки» – идеально совпали по возрасту. Что большая редкость, кстати! Самую юную, Ирину, играет недавно закончившая театральную школу – 20-летняя Арина Автушенко. Старшая – за 28-летней Алёной Лаптевой. А средняя – 24-летняя Анна Чиповская. Каждую репетицию, признаётся актриса, она исследует природу своей Маши и пока не может принять её «бездейственности».

«Мне непонятно, почему здоровая, молодая, красивая женщина не может позволить себе быть счастливой. Мне интересно, какие такие внутренние блоки, рефлексия и внешние обстоятельства мешают человеку принимать свою жизнь», – говорит Анна Чиповская.

Каждому чеховскому сложносочиненному и утонченному герою режиссер Александр Марин дал в руки музыкальный инструмент. Младшая сестра заиграет на аккордеоне, средняя – на фортепиано. Актер Игорь Петров – он здесь «их брат Андрей Прозоров» – специально полгода учился музицировать на скрипке.

«Чтобы понять Андрея – пожар происходит, события, – он сидит у себя, на скрипочке что-то. Скрипочка – это его отдушина какая-то, с ней ему хорошо, поэтому три ноты надо хотя бы уметь брать», – отмечает актер Игорь Петров.

Но самое сложное, когда ставишь такого Чехова – классического, подлинного, тонкого, – это, конечно, научиться не ноты брать или бегать в длинных до полу узких юбках, а передать присутствовавший у него, пожалуй везде, «звук лопнувшей струны». И это здесь понимают.
 

Новости культуры