06.10.2014 | 19:41

Томас Остермайер представил спектакль "Враг народа" на фестивале "Территория"

На международном фестивале «Территория» появился «Враг народа». Этот спектакль берлинского театра «Шаубюне» стал сенсацией Авиньонского фестиваля 2012 года. Пьеса Ибсена вышла в свет почти полтора столетия назад, но актуальности, как видно, не теряет. Спектакль есть и в афише московских театров. Теперь есть возможность сравнить интерпретации. Режиссер Томас Остермайер поставил пьесу, что называется, «на злобу дня». Рассказывают «Новости культуры».

Черные стены напоминают грифельные доски. Место и время действия указаны мелом. И как только артисты начинают исполнять битбокс, становится окончательно ясно – это не классический Ибсен.

Один из самых известных театральных провокаторов – режиссер Томас Остермайер – пьесу любимого автора практически переписал заново, оставив лишь сюжетный костяк и имена персонажей. Стокман – врач небольшого курортного городка  обнаружил, что лечебная вода, ради которой приезжают толпы туристов, на самом деле отравленная. Но эта вода – источник доходов представителей власти. Конфликт политический осложнен конфликтом семейным: мэр города – родной брат доктора Стокмана.

«Не зря эта пьеса Ибсена считается самой «социальной» в его творчестве. Он касается в ней многих проблем экологии, политики, экономики. Главный вопрос моего спектакля – каковы шансы политической реальности влиять на ход событий в сообществе, насквозь пронизанном только экономикой?» – поясняет режиссер  и художественный руководитель театра «Шаубюне» Томас Остермайер.

В 1900 году Константин Станиславский играл мятежного доктора в крахмальных манжетах. Главный герой у Остермайера – совсем не герой. Мягкий, бледный, в старой кожанке хипстер и в комнату не может войти, не стукнувшись о косяк. Его энтузиазм не обаятелен и порой отталкивающе фанатичен. Борьба за правду необязательно романтична и совершенна, борцы тоже.

«Люди, которые действительно могут что-то изменить в общем ходе событий, думают глубоко и действуют медленно. Как правило, они совсем не отвечают расхожему образу агитатора. К трибуну и борцу и я, и моя публика потеряли бы интерес довольно быстро», – говорит Томас Остермайер.

Но действует «модернизированный» доктор подобно своему классическому прототипу. Через Стокмана Ибсен провозглашает: самые опасные враги истины и свободы – сплоченное большинство, самый сильный человек – тот, кто одинок. Эта идея – ось спектакля, но не конечная точка. Финал постановки Остермайер  превращает в политический   диспут. В зрительном зале загорается свет, публике разносят микрофоны.  Режиссер хочет услышать мнение всех: «Я прошу поднять руки тех, кто считает, что он прав».

Казалось этим митингом спектакль и закончится. И вдруг из зала летит бомба с краской и прямо в лицо правдолюбцу. То, общество которое доктор так рьяно защищал, ополчилось против него.  В этом спектакле нет полутонов и подтекстов, все – весомо, грубо, зримо. И финала нет. Продолжит ли Стокман бороться или уступит? – ответ повисает в воздухе. Занавес.

Новости культуры