02.06.2011 | 12:49

Вечер памяти писателя Рабиндраната Тагора

150-летие со дня рождения Рабиндраната Тагора отметили 1 июня на сцене московского РАМТа. Площадка была выбрана неслучайно – на этой сцене когда-то шли спектакли по пьесам Тагора. Писатель, поэт, композитор, художник и философ. Он стал первым индийцем, которому удалось прорваться через информационный вакуум и заявить о себе в Европе. «Пусть музыка души звенит во мне…» – такое название получил вечер памяти. Рассказывают «Новости культуры». 

Рабиндранат Тагор когда-то сказал: «Мир говорит со мной языком красок, а моя душа отвечает музыкой». Праздничный вечер, посвященный памяти индийского писатели и мыслителя, начался еще в фойе – под индийскую музыку. Родина Тагора представлена и в красках. Это Индия глазами российских школьников: девушки в сари и, конечно, слоны. Свои стихи Тагор тоже начинал писать еще ребенком. Когда ему было 16, появились первые новеллы и драмы, опубликованные под псевдонимом «Солнечный Лев». «Гитанджали» – «Жертвенные песнопения», переведенные им же на английский язык – в 1913-м читали европейцы. За этот сборник он и получил Нобелевскую премию по литературе.

«Именно благодаря его творчеству, его поэзии Индия стала более близкой и более понятной европейцам. Сравнивая поэзию Тагора, может быть, с поэтами других стран – не знаю, мне на память пришло такое сравнение, как с американцем Робертом Фростом», - отмечает заместитель министра культуры России Андрей Бусыгин.

Его литературные эксперименты стали предтечей развития реализма и модернизма в бенгальской культуре. Свои произведения Тагор стремился сделать остросоциальными. Кстати, денежную премию Нобелевского комитета он пожертвовал индийской школе.

«Он наш народный поэт, и не только поэт, он писатель, и рисовал много, и у него была своя философия, он много делал для образования. И для Индии он очень великий человек, скажем, после Махатмы Ганди, которого мы считаем отцом нашей нации», - говорит Чрезвычайный и Полномочный Посол Индии в России Аджай Малхотра.

Праздничный вечер на сцене РАМТа начался с зажжения индийской лампы, а продолжился, конечно, стихами и песнями в исполнении российских и индийских школьников, актеров самодеятельных театров. Поэзия и музыка Рабиндраната Тагора были так популярны у бенгальцев, что, порой, воспринимались как народные – и это и есть высшее признание его таланта.