01.10.2014 | 10:30

Театр Сатиры празднует юбилей

Генрих Гейне назвал сатиру «опасным жанром». А значит, решение узаконить, поддержать и оградить тех, кто избрал в искусстве сатирическое направление, стоит признать разумным. В театральной жизни Москвы это произошло 90 лет назад. В октябре 1924 был показан первый спектакль Московского театра Сатиры – «Москва с точки зрения». Начинали с миниатюр «на злобу дня», напоминавших выступления агитбригады, но это продлилось недолго. «Сатиру», которую помнят и любят несколько поколений москвичей, создавали великие режиссёры и актёры. Сегодня театр празднует юбилей. Рассказывают «Новости культуры». 

Свой 90-й день рождения «Сатира» празднует «грустно, но смешно». Так назвали юбилейный спектакль – злободневное театральное обозрение – дань памяти кумирам прошлых лет, обновленные тексты песен и по-новому сыгранные сцены из знаменитых комедий театра. Репетируют двое режиссеров: Юрий Васильев и худрук Александр Ширвиндт.

Когда-то с таких обозрений «Сатира» и начиналась. Смешно и бойко. Обозрения – политические, бытовые – про то, что было у народа на слуху. «Захолустье», «Национализация женщин», «Европа что надо» - названия говорят за себя. Дружный смех зрителей – высшее признание. «Сатира» гремит бытовыми комедиями. Следом наступает период Маяковского – «Мистерия-буфф», «Клоп» и «Баня» – остросоциальные современные вещи. Публику призывают не только смеяться, но размышлять.

Той «Сатирой», которую узнали и полюбили во всем мире, театр стал с приходом режиссера Валентина Плучека. Его эпоха длилась почти полвека – золотого для театра. О его таланте здесь до сих пор вспоминают с уважением. Плучек (кстати, двоюродный брат знаменитого английского режиссера Питера Брука) умел сделать спектакль хитом. «Он сидел всегда в позе Мейерхольда: "Полная фигня!" И за 4 репетиции делал из наброска спектакль, который у нас потом шел 800 или 900 раз», – вспоминает Юрий Васильев.

Спектакли «Сатиры» гремели, билеты сюда в советское время были валютой, открывавшей любые двери. Плучек делал ставку на актеров – собрал редкую коллекцию. Папанов, Пельтцер, Васильева, Миронов, Мишулин, Аросева, Менглет. На своих звезд он ставил классику. «Женитьба Фигаро» с Андреем Мироновым в главной роли стала легендой. Вслед за ней – гоголевский «Ревизор» – и снова Миронов, Папанов, Авшаров, Высоковский, Ширвиндт, Державин.

В «Сатире» было больше всего запрещенных спектаклей – «А был ли Иван Иванович», «Дамоклов меч», «Доходное место», «Теркин». Вера Васильева дольше всех помнит театр Сатиры. Служит здесь без малого 70 лет. Бывали пьесы, которые и вовсе не доходили до сцены. Но попробовать можно было практически все.

«Так я думаю, это и был чердак, который сейчас превратился в замечательную малую сцену. Вот на этом чердаке я впервые попробовала то, что невозможно было в моем театре – в те времена, а вот сейчас идут "Таланты и поклонники" - с одной из старейших актрис – Шурочка Скуратова – вот в театре бывает так: старейшая актриса, а зовем ее Шурочкой, так и я – Верочка, а мне почти 90. Мы репетировали "Таланты и поклонники". Я хотела быть Негиной, а она – моей мамой», – рассказывает Вера Васильева.

В 2000-м во главе театра стал Александр Ширвиндт. У него своя коллекция молодых артистов. Труппа пополняется каждый год. Молодежь проверяют фирменным сатировским юмором. Воспитывают чувство меры.

«Александр Анатольевич всегда готов помочь, подсказать что-нибудь. Но он это делает в такой форме: "Здесь как бы вот так и чуть-чуть вот так". И ты сразу все понимаешь, что нужно играть», – говорит актриса Евгения Свиридова.

Сегодня в афише театра – спектакли по Юрию Полякову и Андрею Житинкину. Кассовая западная комедия. Современная тенденция: зритель ищет все более легкого юмора, в «Сатире» хочет расслабиться и посмеяться, не размышлять. К сегодняшнему дню театра его худрук относится с фирменной сатировской иронией: «Курить запретили, материться запретили, пить не рекомендуют – какая сатира?!» Всерьез же говорит о кризисе профильной драматургии, изменении места сатиры в современном мире. «Мне кажется, что сатира все-таки – это атрибут устоявшегося мироздания. Там где понятно, куда направлять стрелы сатиры. В этой страшной круговерти конца XX – начала XXI века сатира не успевает наточить стрелы, и получаются такие времянки плевков. А не глубокие произведения, – считает он.

Возможно, ситуация изменится, и в Сатиру придут сегодняшние Маяковский, Эрдман, Аверченко. А пока в постановке к юбилею здесь вспоминают лучшее за историю театра. Все-таки смешного в Сатире за 90 лет было больше. Именно поэтому, грустно, но смешно.

Новости культуры