23.09.2014 | 11:09

Танцовщики Азур Бартон выступили на фестивале "DanceInversion"

Фестиваль современной хореографии «DanceInversion» названием своим напоминает о том, что «инверсия» – приём, который часто используется в разных видах искусства. Заключается он в нарушении обычного порядка действий – или слова меняются местами, или происходит переворачивание смысла, это, в общем, всегда какой-нибудь шиворот навыворот или задом наперёд. «DanceInversion» тоже этим приёмом поигрывает. А в этом году есть и некоторая инверсия во времени: в 97-м проект начинался фестивалем американского танца – сейчас в афише «Пять вечеров американского балета». Первыми на сцену театра имени Станиславского и Немировича-Данченко вышли танцовщики хореографа из Нью-Йорка Азур Бартон. Рассказывают «Новости культуры».

За американкой Азур Бартон закрепилась репутация креативного, смелого и очень тонкого хореографа. Михаил Барышников называет ее лучшей в танцевальном мире. Бартон в третий раз приезжает в Россию. Привезла на этот раз спектакль о зарождении жизни, главной тайны нашего мироздания.

В день премьеры Бартон не покидает сцену – репетирует до упора. На пресс-конференцию приходит буквально на сорок минут, в короткий перерыв. В новом спектакле с названием «АВАА», что значит «мать» – шесть мужчин, одна женщина. История чем-то напоминает фильм Вуди Аллена «Все, что вы хотели бы знать о сексе, но боялись спросить».

«Здесь нет сюжета. – говорит Азур Бартон, – хотя есть ролевые моменты. Когда танцовщики становятся детьми, любовниками, человеческим зародышем. Каждое действие требовало развития в танце. Настроения».

Проверив готовность танцовщиков, Бартон идет в зал. Этот час десять она среди зрителей. В Москве спектакли Азур полюбили за поэтичность и тонкость. Вещи редкие и ценные в современном танце.

Теперь весь зал держат эти семеро. Какого-то определенного стиля у Бартон нет – она, как скульптор, работает с человеческим материалом. Отсекая лишнее, беря – лучшее. Танцовщики – ее соавторы.

Шестеро мужчин и одна женщина проходят разные стадии – подруги, сестры, ребенка, матери... Многие движения Бартон подсказала Лаура Баркли – мать двоих детей – она знает, как реагирует еще не родившийся малыш.

«Я хорошо помню, что происходило со мной, когда малыш начинал двигаться, – говорит Лаура Баркли. – Как он реагировал, что чувствовала я… Вода и движения в нашем спектакле – это момент рождения, появления ребенка в этом мире».

Бартон, получившая классическое балетное образование, работает в кино, на Бродвее. Экспериментирует с визуальными и звуковыми эффектами. Дает мастер-классы и разрабатывает программы для американских университетов. Избегает шаблонов и повторов. Чутко реагирует на знаки. Идею «АВВЫ» подсказал сон.

«Я увидела себя в кресле-качлке под водой, – рассказывает Азур Бартон, – потом вместо меня появился один из танцовщиков труппы. Так в танце возникли скользящие движения».

После Бартон эстафету примет американская компания Шен Вея. Москва увидит еще одну версию «Весны священной» Стравинского. В фойе театра – фотовыставка, посвященная композитору, который тридцать лет прожил в Лос-Анджелесе.

Новости культуры