19.09.2014 | 19:23

"Магия тела. Живопись и скульптура XVIII–XX веков" в Третьяковской галерее

Третьяковская галерея представляет выставку, рамки которой заданы не юбилейными датами, и даже не жанром, а темой, актуальной для художников во все времена. Впервые в галерее открывается экспозиция, целиком посвященная обнаженной натуре в русском искусстве. Проект «Магия тела» пройдет в два этапа. В октябре выставят графику. Сейчас – более 70 произведений живописи и скульптуры. Аллегория или конкретика, чувственность или бестелесный идеал? Степень магнетизма представленных картин первыми определяли кураторы выставки. Рассказывают «Новости культуры».

В Третьяковской галерее долго не решались подступить к этой важной для всего мирового искусства, но очень деликатной теме. Сначала не могли придумать подходящее название. Потом решали – что можно показывать, а что нет. Но, как ни старались кураторы найти баланс между скучной академичностью и желанием побороть пуританские взгляды, победить материал, то есть само русское искусство, в конце концов, оказалось невозможно. Трудно себе представить более целомудренную выставку, чем эта. Здесь есть обнаженная натура, но нет голых тел. Культурологическое различие между двумя этими понятиям и стало тем вопросом, который Третьяковка адресует всем современным художникам именно сегодня, когда при отсутствии других талантов, некоторые из них просто раздеваются на публике догола.

«Наш ответ на то, что мы видим в таком массовом варианте, и с чем можно соглашаться или не соглашаться – такое время. Нам хотелось какой-то свой ответ дать и оценку этому всему. Вот такая выставка-антитеза», – говорит генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Ирина Лебедева.

Именно поэтому здесь нет актуального искусства с его культом телесности. Но если это и урок, то целомудрия, а не цензуры. И в роли учителей – не кураторы, а сами классики русского искусства. Валентин Серов, одним из первых в России начавший писать ню. Алексей Веницианов, который на роль моделей приглашал своих девушек-крепостных. Советские Венеры (знаменитая «Девушка с веслом»), и подтянутые спортсменки Александра Дейнеки.

«Я, например, натолкнулась на письмо замечательного скульптора Мартоса, “Минин и Пожарский” на Красной площади, где он пишет, отстаивая право изображать обнаженную натуру: "Тело – есть одеяние чудесное. Материя, сотканная божескими перстами, чего никакая человеческая прихоть превзойти не может"», – рассказывает куратор выставки Светлана Степанова.

При всей очевидной разнице между мифологическими сюжетами XVIII столетия и вполне реальными девушками XX века – это дочь художницы Зинаиды Серебряковой, русское искусство не забыло, что вышло из иконописи с ее подчеркнутой бестелесностью образов.

«Вот Иванов как раз через пластику живого тела пытался раскрыть вот эти умозрительные духовные идеи. Дрожащий от холода, но вместе с тем это и символика страха Божия», – поясняет Светлана Степанова.

Но никакого правильного или отобранного с высоты каких-то особых моральных устоев искусства на этой выставке нет. Просто русские художники всегда помнили о единстве плоти и духа.

Новости культуры