07.06.2011 | 10:15

Печать. 7 июня 2011

«Кинотавр» как «зеркало российской экономики», наука собирательства по-валенсийски и возвращение «неистового Виссариона». Самые актуальные темы дня – на страницах утренней печати и в обзоре «Новости культуры».

***
На открывшемся в Сочи фестивале «Кинотавр» как никогда много фильмов, снятых без участия государства. У кого какие шансы в конкурсе? Таким вопросом задается «Огонек». По мнению еженедельника, «Кинотавр» не ставит своей целью создавать некую сезонную иерархию киноценностей. Поэтому отражает и экономическую ситуацию в российском кино. «Почти половина конкурса, - пишет автор публикации в Огоньке Виктория Белопольская, - фильмы, снятые без государственного участия. А это значит, что в России появилось независимое кино, что есть смелые люди-инвесторы, которые в отечественное кино как экономическое предприятие все-таки верят». Главное теперь, чтобы зритель активно поддержал отечественного кинопроизводителя.

***
В Московском музее современного искусства открывается выставка «Шедевры ХХ века из коллекции Института современного искусства Валенсии (IVAM)». Об этом событии информирует читателей журнал «Власть». В Москву привезут несколько работ Пабло Пикассо, громадную шелкографию Анри Матисса, абстракции Барта ван дер Лека, коллаж Александра Родченко, винтажные снимки Мана Рея, работы Роберта Раушенберга и Брюса Наумана. Как отмечает автор еженедельника Валентин Дьяконов, по собранию валенсийского института современного искусства «…можно проследить эволюцию искусства и понять его основные принципы и проблемы, а это уже больше, чем можно ожидать от любого российского музея».

***
Вне всякого сомнения, в отечественных святцах, где именуются хранители народной совести, ума и чести, имя Виссариона Григорьевича Белинского стоит по праву. Это утверждение принадлежит Михаилу Кураеву, автору газеты «Санкт-Петербургские ведомости». Газета публикует обширный материал, посвященный великому критику, 200 лет со дня рождения которого будет отмечаться 11 июня. «Судьба отпустила лишь короткие тридцать семь лет, - отмечает Михаил Кураев, - а душа, талант и щедрое, любящее сердце оказались наделены такой энергией, что и за двести лет не иссякла...» Высокая оценка высокому служению отечественной словесности.