16.09.2014 | 18:33

Феликс Разумовский: Процесс познания истории бесконечен ("Московская правда")

В этом году широко освещается 100-летие начала Первой мировой войны. Раньше ее у нас как-то обходили стороной. Школьники, например, запоминали одну фразу Ленина - "Превратим войну империалистическую в войну гражданскую". Сегодня особенно интересно пристальней вглядеться в события августа 1914-го.

Историк, писатель, теледокументалист Феликс Разумовский является одним из самых ярких и последовательных представителей плеяды просветителей: более 20 лет на российском телевидении он создает исторические программы о русской цивилизации из цикла "Кто мы?". В новом телевизионном сезоне он подготовил 8-серийный фильм, в котором размышляет о событиях начала Первой мировой, причем особенно пристально всматривается в те обстоятельства и коллизии, которые предшествовали началу войны - переломного момента в истории России ХХ века.

Прежде чем взяться за эту тему, Феликс Разумовский провел настоящее научное исследование, объездил пол-Европы, посетил места, где разворачивались основные события, и пришел к весьма неожиданным выводам, которыми и поделится со зрителями. Показ фильма начался на телеканале "Россия-Культура" с 11 сентября (20.40), раз в неделю. Сегодня Феликс Разумовский - гость "МП".

- Феликс Вельевич, как и многие телезрители, являюсь поклонницей вашего творчества. И хотя вы уже много лет помогаете широкому зрителю постичь сложную, яркую и трагическую историю нашей страны, все же что такое "русская цивилизация", изучению которой вы, судя по всему, посвятили свою жизнь? Вы сами постигли загадочную русскую душу, поняли, кто мы? И еще - почему на нас снова весь мир так ополчился?

- После окончания Архитектурного института я занимался реконструкцией старых русских городов, и по мере того, как я вникал в их неповторимый образ, приходило понимание некоторых важных вещей. Прежде всего, конечно, русской архитектуры, но не только. Как ни странно, мы, молодые архитекторы, свою национальную архитектуру совершенно не знали, потому что (внимание!) нам ее преподавали так же, как западноевропейскую. А она другая. Сравните два архитектурных шедевра - например, Руанский собор и церковь Покрова на Нерли. Они по образу, по идее разные. Потому что люди, культуры, судьба - все разное. И когда начинаешь эту ниточку раскручивать, упираешься в самобытную русскую цивилизацию, это то, что сегодня принято называть Русским миром. Много ли мы об этом знаем? Да почти ничего, вот в чем дело! А полезно было бы все-таки разобраться в своем прошлом, глядишь, и в настоящем тогда проблем бы поубавилось. Это переосмысление того, чем являлась Россия до советского периода, началось еще в 1970-е. Делать это открыто и прямо по понятным причинам было невозможно, но во времена якобы "застоя" для этого использовались свои, так сказать, ниши, периферийные сферы. Я начал писать на эти темы, печатался в журнале "Знание - сила". Кстати, у него был огромный тираж, что-то более полумиллиона. Какой же это "застой"? А сегодня тогда что?

А потом возникло Российское телевидение, появилась возможность говорить о русской цивилизации. Идею программы "Кто мы?" поддержал руководитель телекомпании Олег Максимович Попцов. В моих первых программах принимал участие академик Александр Панченко, которого я бы дерзнул назвать моим учителем...

- Поразительного обаяния умнейший человек. Как его сейчас не хватает! Вы создали более 300 программ. Получается, российская история неисчерпаема, что ли?

- Российская история имеет, конечно, свои временные границы. Но процесс познания ее в известном смысле бесконечен. Во всяком случае мы катастрофически мало знаем о самих себе. И неудивительно, ведь из нас пытались сделать советских людей, потом мы бросились в "рынок". У социума уже давно свинчены мозги... Нам необходима элементарная интеллектуальная гигиена. Надо постоянно что-то вспоминать из русской истории, пытаться осмыслить, почему это было именно так. Меня друзья и коллеги часто подначивают: "Ну, что, старик, скажи наконец, кто мы?" Шутка, конечно. Но желание на ходу подхватить некую упрощенную формулу, даже не ключ, а отмычку, - это желание существует. Тогда как национальная история предполагает совершенно иной подход: процесс самопознания. Он долгий, непростой, требует немалых интеллектуальных усилий. Попробуй разберись в том, что мы как нация умеем делать хорошо, а что нам категорически противопоказано. А мы порой лезем в воду, не зная броду.

- Вы пытаетесь подсказать, указать, как надо? Но сколько народу смотрит ваш канал...

- Указать? Что вы, боже упаси. Помочь разобраться, а скорее всего полюбоваться, вот что хотелось бы сделать. Русский мир удивительно красив, и нужно уметь видеть и ценить эту красоту. Вот тогда мы сообща сумеем возродить русское культурное пространство. А на рейтинги вообще не надо смотреть. В социологии нет идеи уравнительности. Все зависит от умонастроения всего-навсего пяти процентов от общего количества. Эти пять процентов активного населения определяют интеллектуальный ландшафт страны. Все иерархии несовершенны, но когда они разрушаются, это ад. Идет битва за умонастроения всего пяти процентов населения, и канал "Россия-Культура", я считаю, решает наиважнейшую задачу. Впрочем, жизнь, как известно, гораздо сложнее наших о ней представлений. И потому все, что на канале делается значительного, тут же становится заметным, оказывается, все это смотрели...

А если возвращаться к теме русской цивилизации, то и с нынешним пренебрежением западного сообщества к нашей стране можно разобраться. Запад считает, что Россия все делает неправильно по одной простой причине: мы - другие. По-настоящему это надо ценить, а для этого отбросить национальную гордыню, претензии к лидерству, желание господствовать. В сущности с подобных амбиций сто лет назад началась Первая мировая. Воинствующий германизм обернулся неисчислимыми бедствиями для мира. Сегодня похожая ситуация складывается с воинствующим американизмом. Пока на наших глазах развернута информационная война. И среди объектов агрессии не только политическое руководство страны, но в не меньшей степени - понятия и устои русской цивилизации. Сколько проклятий выпущено в адрес Российской империи и наших нынешних якобы "имперских амбиций". А если вникнуть, что худого было в устройстве Российской империи? Мы что, кого-то загоняли в резервации или охотились за скальпами? Или выкачивали ресурсы из колоний при помощи Ост-Индской компании? Да в том-то и дело, что не было у нас никаких колоний и не могло быть. А вот помогали и защищали мы многих, ту же Грузию например. Россия защитила православный грузинский народ от двух соседних мусульманских держав, от Османской империи и Персии. И прибалтийские народы Россия буквально вынула из-под катка немецкой колонизации... Изучайте историю!

- Если вернуться к больному вопросу по Украине. Что скажете с позиции историка?

- На эту тему десять лет назад программа "Кто мы?" создала целый исторический цикл, назывался он "Жили-были славяне". В финале последнего фильма я подводил некоторые итоги и говорил о том, что независимую Украину в ее нынешнем виде невозможно сделать национальным государством. Невозможно украинизировать территорию, большая часть которой в свое время была освоена Российской империей. Эта каша заварена большевиками, подарившими Украине всю так называемую Новороссию. Но вот парадокс: когда принималось решение порвать с советским прошлым, советскими порядками, Украине сохранили советские границы. Одним словом, целая цепочка исторических ошибок и измен привела к нынешним печальным событиям. К тому же неблагополучной украинской ситуацией цинично воспользовались, ее раскачали и подогрели заокеанские идеологи. Украину жестко противопоставили России. А между тем украинский проект, противостоящий Русскому миру, обречен. Это стало ясно еще во времена Богдана Хмельницкого.

- Почему случилось так, что Первая мировая война занимает довольно скромное место в сознании русского человека? Это связано с тем, что она стала в какой-то степени причиной крушения самодержавия и прихода к власти большевиков?

- Если бы дело ограничивалось только гибелью самодержавия, большевики рассказывали бы об этом с упоением. Тут дело в другом: в захвате власти ценой России, иначе говоря, любой ценой. Даже ценой национального предательства. С самодержавием, как известно, разбирались не большевики, а генералитет и думские деятели. В свою очередь им на смену придут большевики, причем произойдет это тоже во время вой-ны. И чтобы удержать власть, Ленин и его ближайшее окружение пошли на поклон к врагу, заключили сепаратный мир с Германией. Эта измена перечеркивала все громадные усилия России в войне.

Перечеркивала все жертвы, предавала национальные интересы огромной страны. Признаваться в этом даже большевикам было не с руки. И они предпочли действовать в своем фирменном стиле: повесили на Первую мировую ярлык "империалистическая". Якобы это была борьба только имперских интересов: борьба за рынки, сферы влияния и прочее тому подобное. Одним словом, плохая это была война, и, стало быть, вспоминать тут не о чем. Вот и получается, что для нас это никакая не забытая, а именно преданная война. Вот что скрывается за привычными рассуждениями о бессмысленности той войны, об отсутствии ясных целей, о том, что народ-де не понимал, ради чего от него требуют таких жертв. Впрочем, война была очень и очень тяжелой, в том числе психологически тяжелой, это правда. Она спровоцировала очередную Смуту, началось саморазрушение Русского мира... Я не склонен называть события начала XX века революцией, это искажает смысл событий. Ведь даже Ленин, находясь во время войны в Швейцарии, говорил не о революции, а призывал к Смуте. Мечтал "превратить войну империалистическую в войну гражданскую". Устроить в России революцию европейского образца большевики не могли. А вот взять власть только в обстановке хаоса и смуты, парализовавшей огромную воюющую страну, партия нового типа сумела. Причем ленинскому замыслу, как ни странно, очень помогли. Поистине самоубийственные ошибки совершали во время войны и власть, и общество. Когда практически весь генералитет высказался за отречение царя, верховного главнокомандующего - это как? Цвет армии, высшее офицерство - фундамент русской государственности! Это надо было очень постараться!

- А кто постарался?

- Собственно, о том, кто постарался, и рассказывается из фильма в фильм в новом цикле. Одна из тем - поднятая в стране антинемецкая истерия. Даже русская ставка энергично поучаствовала в этом постыдном деле, хотя в русской армии традиционно служили много немцев. Едва ли не пятая часть генералов и гвардейских офицеров - люди с немецкими фамилиями. А что писали русские газеты военного времени, ведь это уму непостижимо: о том, что все живущие в России немцы - это враги. Призывали "сбросить немецкое иго". Ну, и получили - взрыв "национального самолюбия", немецкий погром в Москве летом 1915 года. Как можно было допустить эту вакханалию! Ни власть, ни, скажем так, думающие люди уже не понимали, что такое Русский мир. Была потеряна национальная почва. И это наша главная проблема и сегодня.

- Могла ли Россия не вступать в эту войну?

- Если сказать одним словом - нет. Мы ведь не Швейцария, Россия совершенно другая страна. Одно из крупнейших государств мира, самобытная культура, уникальная цивилизация. Кстати, в ту пору у нас была общая граница с Германией, подтолкнувшей мир к войне. Могла ли Россия в этой ситуации остаться лишь сторонним наблюдателем? Такого рода вопросы сегодня звучат довольно часто, и это, на мой взгляд, как нельзя лучше характеризует некоторых наших соотечественников. Налицо явный упадок национального и государственного чувства. России попросту отказывают в геополитических и иных интересах, союзнических обязательствах... Нужно понимать, что в определенных обстоятельствах государству приходится отстаивать свой суверенитет. В идеале, конечно, дипломатическими средствами, но если не получается, то и военными.

- Ну что ж, нам предстоит в течение восьми недель заниматься осмыслением важнейшего периода истории, с которого началось летосчисление новой исторической эпохи, отмеченной глубочайшими потрясениями. Спасибо вам. А мы будем стараться становиться мудрее. И последний вопрос. Крым наш?

- Вопроса нет - да. И опять-таки, помимо геополитики, все упирается в своеобразие нашей цивилизации. У нас нет места разделению по принципу крови. Целью России не может быть утверждение национальной исключительности и гордыни. Но для нас жизненно важно понятие Русской земли. Крым давно стал ее неотъемлемой частью.

 

Ирина Шведова

mospravda.ru