09.09.2014 | 11:11

VI Большой фестиваль Российского Национального оркестра

«Семь дней, которые потрясли столичных меломанов», –  так звучал в 2009 году заголовок одной из многочисленных восторженных рецензий на первый Большой фестиваль Российского национального оркестра. В этом году смотр проходит в шестой раз и, по традиции, он объединяет самые разнообразные жанры, представляя лучших российских и зарубежных исполнителей. В очередной фестивальный вечер художественный руководитель оркестра – маэстро Михаил Плетнёв –  предстал перед публикой ещё в одной своей ипостаси – как композитор. Рассказывают «Новости культуры». 

Этот фестиваль – один из немногих в мире, где оркестр - главное действующее лицо. Большой фестиваль РНО себе не изменяет, программа форума позволяет раскрыть и все грани именитого коллектива, и дарование худрука оркестра - Михаила Плетнева: не только пианиста, дирижера, но и композитора.

Сочиняет маэстро, как и дирижирует, - только от души. Концерт для альта с оркестром, посвященный Башмету, написан в традиционном ключе, с пиететом к традициям. Но чтобы освоить это сочинение, Максиму Рысанову - интерпретатору современному музыки со стажем, пришлось постараться. Отложил все свои дела в Лондоне, где живет сейчас, и на месяц погрузился в изучение партитуры. «Я бы его описал так: это концерт, который никто не написал в конце XIX века в России», - говорит альтист Максим Рысанов.

Под звуки концерта Плетнева в артистической разыгрывается Симон Трпчески. Солнечный пианист из Македонии своей коммуникабельностью сразил весь оркестр. Поет, разговаривает на многих языках. Благодарен маэстро не только за приглашение, но и за выбор сочинения: музыка Гершвина равнодушным не оставит никого. «В джазовой музыке нужно быть осторожным, есть тонкая грань, за которую нельзя заходить, иначе будет эстрада. Несмотря на то, что я классический пианист, с удовольствием играю и блюз, джаз, фолк», - рассказывает пианист Симон Трпчески.

О джазовых пристрастиях Плетнева - мало кому известно. Теперь, благодаря этой программе, в которой за рапсодией Гершвина шла «Джаз-сюита» маэстро, – его любовь к музыке вне классических стандартов и рамок – уже не скроешь.

Новости культуры