05.09.2014 | 14:07

В поселке Мясной будет создан музей Андрея Тарковского

В России появится еще один музей Андрея Тарковского. Знаменитый кинорежиссёр родился в Ивановской области, почти всю жизнь прожил в Москве, а умер в Париже. Но раем на земле называл посёлок Мясной в Рязанской области, где в 1970 году семья Тарковского купила дом. Здесь режиссер «отдыхал душой». Тоской по этой рязанской деревне пронизаны его картины «Ностальгия» и «Жертвоприношение». Рассказывают «Новости культуры».

Этот дом совершенно не похож на музей. Он просто дом, в котором сейчас не живут. Кирпичное строение в поселке Мясной Андрей Тарковский впервые увидел в 1968 году, когда гостил у родителей своей супруги Ларисы Кизиловой.

«Андрей Арсеньевич и Лара однажды пошли гулять, был дождик, они забрели сюда, выглянуло солнце и осветило прекрасный дом, и он им настолько понравился!», – рассказывает руководитель проекта  «Дом Тарковского» Татьяна Найдёнова.

Именно этот миг Тарковский увековечил в своем последнем фильме «Жертвоприношение». В одном из эпизодов герой рассказывает историю своему маленькому сыну.

Мечта жить в деревне, о которой грезил кинематографист, тогда приобрела конкретные очертания. Здесь жила его тёща Анна Семеновна, рос сын Андрей, часто приезжал сам Тарковский. Но в октябре того же года случился пожар, и от дома остались только стены. К восстановлению приложил руку Андрей Арсеньевич. С тех пор тема дачи в Мясном красной нитью прошла через почти все его картины. Так, в фильме «Ностальгия» он построил декорацию этого строения – в тумане перед домом стоят женщины, собака, мальчик.

Здесь сохранилось все, как было при нем. Это видно, если посмотреть на фото, сделанные самим Тарковским в 70-х. Тут по-прежнему царит атмосфера любимой загородной дачи.  

«Он был совершенно живой человек, то, что сейчас из него делают кого-то элитарного, кого никто не понимает, это не правильно, потому что он говорил о вещах, которые вообще важны для каждого», – вспоминает Татьяна Найдёнова.

Каждый стул, каждый шкаф в доме имеют историю. Вмешательство нового времени погубит всю атмосферу – замечают родственники. Мебель и стены всё еще хранят свет того времени, когда в этом доме шла настоящая жизнь, и когда случалось, как писал сам Тарковский, – счастье.

Новости культуры