05.09.2014 | 12:28

4 сентября Эдуарду Хилю исполнилось бы 80

Неповторимый тембр и обезоруживающее обаяние сделали Эдуарда Хиля одним из самых популярных артистов советской эстрады. Он умел так расставить смысловые акценты, что даже простые песни становились шлягерами. При этом считал, что эстрада – трудный жанр даже для певца с консерваторским образованием. Но делать трудности видимыми – не к лицу петербургскому интеллигенту. 4 сентября исполнилось 80 лет со дня рождения Эдуарда Хиля. Рассказывают «Новости культуры». 

В день своего 80-летия Эдуард Хиль собрал бы за столом своих самых близких друзей. Впрочем, сослагательное наклонение неуместно. Друзья непременно придут. Только кресло хозяина на этот раз останется пустым.

«Это его стул - место, откуда он с нами разговаривал, и всегда смеялся. Это был удивительно радостный и щедрый человек. С этого места всегда неслись шутки, анекдоты Он жил беззлобно, был щедр радостью», - рассказывает вдова Эдуарда Хиля Зоя Хиль.

Улыбка действительно не сходила с лица Эдуарда Хиля. Она была созвучна духу 60-х, когда после бесконечной сталинской зимы пришла недолгая хрущевская оттепель. С легкостью гения провинциальный смоленский юноша на спор с друзьями поступил в консерваторию, талантливо исполнял оперные партии, но потом судьба буквально вытолкнула его на эстраду».

Шлягер про ледяной потолок входил в репертуар Хиля до конца жизни, а поездки на машинках украсили один из первых советских музыкальных клипов. Песню «Крестики-нолики» Эдуард Хиль исполнял вместе со своим сыном Дмитрием. Ее пронзительный философский подтекст - уходящее вперед время.

«Комок в горле встает, и невольно наворачиваются слезы - это и называется проникновенное пение. Сейчас очень много музыки танцевальной, "дили –дили", как говорил мой отец», - вспоминает сын Эдуарда Хиля Дмитрий Хиль.

Специально для Хиля песни писали Василий Соловьев-Седой и Оскар Фельцман, Андрей Петров и Ян Френкель. Певец всегда пропускал их через себя и вкладывал в них всю душу.

Сегодня сын Эдуарда Хиля пишет книгу. Дмитрий Хиль нашел дневники отца, которые датированы первыми послевоенными годами. Потерявшегося во время войны маленького Эдика его мама с трудом отыскала в детском доме. Позже он описал свои хождения по мукам. Как убегал с ребятами на фронт, купался в ноябре, потом заболел, как воровал. Он пишет: «Мама, когда ты приехала, он тебя не узнал».

Зоя Александровна Хиль добавит в эту книгу и свою главу. Она расскажет о том, как ее с мужем чуть не разлучила его сумасшедшая популярность. Поклонницы буквально забрасывали Эдуарда Хиля нежными письмами. «А есть разлучницы. Они очень настырные, очень циничные, довольно глупые, но уверенные в себе, поэтому они идут ва-банк, стараясь завоевать Мне оставалось наблюдать - ничего у вас не выйдет!» - добавляет Зоя Хиль.

Поклонницы и теперь приносят записки любимому певцу. Зоя Александровна их хранит, не выбрасывает. Ведь ее муж не привык огорчать тех, для кого звучал и звучит его жизнерадостный голос.

Новости культуры 

Читайте также:

80 лет со дня рождения Эдуарда Хиля