12.09.2014 | 13:01

Календарь. 12 сентября 2014 года

Он писал ей: «Позвольте мне повторить, только один раз... что я Вас люблю всей душой, что я отдам Вам свою жизнь — или то, что Вы захотите взять, — и что для меня это вопрос решенный, раз и навсегда...».
Она ему отвечала: «Моя жизнь близилась к концу, когда я познакомилась с Вами; если я еще жива, то только благодаря Вам: я вернулась для Вас одного».
Их жизнь протекала в двух пространствах — пространстве литературы и пространстве реальных встреч. Молодой поэт Роберт Браунинг прочитал сборник стихов мисс Элизабет Баррет и был столь очарован, что добился знакомства с ней. Элизабет была полуинвалидом и фактически «узницей» своего деспотичного отца. Несколько лет они обменивались посланиями, которые составили одну из самых знаменитых и трогательных переписок в истории мировой литературы.
12 сентября 1846 года необходимость в письмах исчезла. В этот день 34-летний Роберт Браунинг и 40-летняя Элизабет Баррет, которую любовь в буквальном смысле вернула к жизни, тайно обвенчались. Через неделю они уехали в Италию.
Лондон 1846

Зловещая заря высвечивает дымку белесых облаков;
На холмах позади затопленных луrов
Лежит мертвенно-бледный, недвижный туман.
Мы устало бредем,
Отяжелев от недосыпа;
Мы вялы, но пытаемся шутить.
Солнце плещет багрянцем на бесцветное небо,
Свет отражается от бронзы и стали;
Мы устало бредем
И взываем мысленно:
«Господи, не дли эту тупую, ноющую муку,
Пусть сменит ее багряная агония и затем –
Бледный туман смертного сна».

12 сентября 1916 года эти строки написал рядовой Сассекского Королевского пехотного полка Роберт Олдигтон, будущий автор программного произведения «потерянного поколения» «Смерть героя», в перерыве между сражениями на Сомме, битве унесшей более миллиона человеческих жизней.
Ричард Олдингтон 1916

Свои первые фотографии она сделала в 11 лет на похоронах сестры. Позже она вспоминала, что эти снимки были для нее средством самоидентификации и спасения, способом осознания своего места между жизнью и смертью.
Уйдя из дома, она фотографировала свое окружение: аутсайдеров и маргиналов - эксцентричных, эпатажных, преступающих все границы, представителей нью-йоркской богемы. Делая снимки, она обретала свое лицо и свою биографию.
«Моим желанием было сохранить каждое мгновение моей жизни, сохранить ощущение каждого человека, которого я любила, — писала она позднее. - Я показываю свой мир, настолько правдиво, насколько могу, не идеализируя и не приукрашивая его».
Этими «дневниковыми», «семейными» фотографиями она открыла искусству дверь в пространство немыслимой до сих пор интимности, возвела моментальный снимок в ранг иконы и заставила слайд-проектор на своих выставках отсчитывать не сменяющиеся на экране изображения, но само время.
Отмечает свой день рождения выдающийся американский фотограф Нан Голдин.
Нан Голдин