03.09.2014 | 10:01

МХТ имени Чехова представляет первую премьеру нового сезона

Московский художественный театр имени Чехова представляет первую премьеру нового сезона. «Трамвай "Желание"»  – это самая знаменитая пьеса Теннесси Уильямса. При желании, в ней можно найти любые смыслы: и социальный пафос, и экзистенциальный ужас, и даже - тень Фрейда. Какой маршрут предпишет роковому «Трамваю» молодой режиссёр Роман Феодори – публика узнает уже сегодня вечером. На пресс-показе постановки побывали  «Новости культуры». 

Для Романа Феодори нынешний спектакль – второй опыт на московской сцене. Первый – «Укрощение строптивой» в Театре Наций - вызвал противоречивые отзывы критиков. Идея постановки «Трамвая Желание» в МХТ досталась в готовом виде – вместе с распределением ролей. Состав – супер звездный.

«Есть в этом материале такая интересная штука, что распределение может сначала показаться очень ожидаемым. Но, с другой стороны, мы попытались искать в каждом персонаже – через артиста – что-то очень неочевидное. Миша Пореченков не должен играть мачо и брутального мужика, потому что уже им является», - объясняет режиссер Роман Феодори.

Михаил Пореченков, как легко догадаться, играет Стэнли Ковальски. Эстетская Бланш досталась Марине Зудиной, ее сестра Стелла – Ирине Пеговой. Лиричный и нерешительный Митч – Михаилу Трухину.

«Он влюбляется, конечно, но влюбляется как человек, который живет с мамой. Понимаете, что это такое – в 42 года жить с мамой? Да, это застрелиться. Да, эти вещи интересно доставать. А играть лирично-драматично ну, на мой взгляд, это, во-первых, несложно, а, во-вторых, – не совсем интересно», - считает артист Михаил Трухин.

Режиссеру же интересно было визуализировать героев, которых Уильямс не прописал, – так на сцену выйдет призрак погибшего мужа Бланш и кордебалет, символизирущий то ли воображаемую богатую тусовку, куда мечтает попасть Бланш, то ли тени с вечеринки, на которой застрелился ее муж. Это уже фантазия самого Феодори, как и необычная музыка на сцене – в живом импровизационном исполнении композитора Ольги Шайдуллиной. Ее задача – сыграть атмосферу спектакля – сравнять подробный, бытовой мир Теннесси Уильямса с его же внутренней поэзией. Для Ольги звуки – терпкие, острые, жесткие. Подручные средства – саморезы, железные цепи, бумажные записки. «В этот звукосниматель я подаю шум пакета и бью финальную ноту», - демонстрирует свою работу Ольга Шайдуллина.


«Трамвай «Желание»» был почти готов еще в конце весны, но премьеру отложили до начала нового сезона. С момента весенних прогонов роли отстоялись, вызрели.

«Я достаточно жестко играла эту роль, и за лето я много передумала, пришло иное понимание, и я думала: "Сейчас приду, скажу: «Роман, давайте мы попробуем"» И мне было очень приятно, когда мы стали говорить вдвоем о том же. Мы совпали абсолютно», - делится актриса Марина Зудина.

Есть ли выход у одинокой, измученной душевно главной героини в версии Романа Феодори, зачем режиссеру понадобились обнаженные персонажи, и насколько современным стало прочтение «Трамвая "Желание"», сейчас заинтригованы все. Артисты ждут реакции публики. 

Новости культуры