27.08.2014 | 12:17

Немного ужаса в "Новой опере"

В рамках перекрёстного года Россия-Великобритания столичный театр «Новая опера» представляет премьеру одного из лучших сочинений Бенджамина Бриттена. Опера 1954 года «Поворот винта» – поворотная вещь в музыке ХХ века. Казалось бы, в её сюжете сошлись все элементы типичного триллера с привидениями. Но банальностям не место там, где бал правит Бриттен, создавший шедевр музыкального психоанализа. На московскую сцену перенесли спектакль театра Северной Ирландии двухлетней давности, получивший в Европе отличные рецензии. Рассказывают «Новости культуры».

Оливер Мирс до сих пор под впечатлением от повести Генри Джеймса. Ее таинственный, двусмысленный сюжет вызвал у режиссера мистический ужас. Партитура оперы Бриттена «Поворот винта» – поразила не меньше. Несколько месяцев Мирс работал с художником по свету и сценографом, чтобы передать готическую атмосферу усадьбы, обитателей которой преследуют призраки.

«Здесь стремительно развивается сюжет, нет ни одного скучного момента, – говорит Оливер Морс. – Поразительная музыка и эта мистическая составляющая. В каждой культуре, есть тяга к сверхъестественному – все это делает «Поворот винта» популярным и тогда, и сейчас».

Стремительно развивающийся сюжет, в котором столкнулись взрослый и детский миры. 14-летний Том Дизли, ровесник своего героя. Редкий случай, когда возраст и голос совпали. Том занимается музыкой с четырех лет. С девяти поет в театре. Главную партию – Майлса – получил впервые два года назад.

Тому пророчат блестящую оперную карьеру. Но пока он выступал только в Англии. На гастроли в Россию приехал с отцом. Своему герою – сочувствует. Особенно остро переживает его смерть в финале.

«Понять, что чувствует мой герой сложно, – признается Том Дизли. – Это редкий опыт. Что происходит с ним, что у него в голове, можно только догадываться и следовать за музыкой. Этому я учусь на репетициях».

Сюзанна Харелл – еще одна приглашенная звезда. Со своим 14-летним партнером на равных, хотя давно титулованная прима. Ее героиня до последнего борется с призраками за души детей, но спасти их ей не удастся.

«Роль очень эмоциональная, – говорит Сюзанна Харелл. – Я постоянно возвращаюсь к книге, к фильму «Невинные», снятому в шестидесятых. Несмотря на то, что это мистическая трагедия, работать с партией – удовольствие».

Повесть Джеймса, относящуюся к категории страшилок, многократно экранизировали. Историю сирот Флоры и Майлса, попавших под власть приведений – умершего лакея Питера Куинта и его любовницы, гувернантки миссис Джессил, была находкой для европейских и американских режиссеров. В Советском Союзе оперу впервые увидели в 64-м. Тогда публика решила, что речь идет о самолетах, а не о средневековой пытке – когда металлическим обручем сдавливали голову, закручивая его винтом. Сам Бриттен, увидевший в «Повороте винта» собственную драму, написал одну из самых пронзительных оперных партитур.

Ян Латам-Кёниг, в детстве певший в хоре мальчиков, видел вживую легендарного классика ХХ века. Бриттен приходил с «Военным реквиемом», рассказывал, как его надо петь. Тогда Латам Кёниг понял, что станет дирижером. «Поворот винта» – со сложным ритмом, речитативами на английском дирижировал во многих странах.

Только два премьерных спектакля. Слишком дорого еще раз привезти в Москву громоздкие декорации и солистов. А потому, «Поворот винта» стоит посмотреть в эти два дня.

Новости культуры