15.06.2011 | 11:17

Из истории конкурса имени Чайковского

Торжественная «увертюра» отзвучала, XIV Международный конкурс имени Чайковского начал отсчет рабочих будней. Сегодня в Большом зале столичной консерватории начинаются прослушивания первого тура конкурса пианистов, в малом зале выступят виолончелисты. А в Петербурге пройдет жеребьевка скрипачей. Расширение географии, «прозрачная» система голосования, новые перспективы для лауреатов, веб-трансляции – в ближайшие две недели к «обновленному» конкурсу будет приковано внимание всей мировой музыкальной общественности. А начиналось все более полувека назад – когда Первый Международный конкурс имени Чайковского в Москве стал одной из самых ярких примет «оттепели». Рассказывают «Новости культуры».

На самом деле, история конкурса Чайковского начиналась не тогда, в 58-м, а намного раньше, в 1956. С тонкой красной папки. Дело номер 21 Б. Международные конкурсы пианистов и скрипачей.

История конкурса Чайковского началась с предложения Министерства культуры. Мотивация была безошибочной: «около 30-ти лет советские пианисты и скрипачи принимают участие во всех крупнейших международных конкурсах, занимают там лучшие места. А в СССР за все эти годы не было проведено ни одного конкурса». И это было чистой правдой.

Пианисты Эмиль Гилельс, Яков Флиер и Лев Оборин. Скрипач Давид Ойстрах. Именно их победы на международных конкурсах сыграли серьезную роль в пропаганде (и ключевое слово здесь «пропаганда») социалистической культуры. На что и ссылается Министр культуры Михайлов. Добавляя в конце беспроигрышное: «Конкурс этот имел бы и серьезное политическое значение». Это был решающий аргумент - Конкурсу имени Чайковского дали зеленый свет, подпись с резолюцией «провести» ставит тогда еще секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев.

Прежде всего, утвердили оргкомитет. Председатель – хоть и строптивый, но уважаемый Дмитрий Шостакович. Далее – весь цвет музыкальной культуры: Гольденвейзер, Гилельс, Ойстрах, Рихтер. На финансирование конкурса денег не жалели: солидный призовой фонд – 25 тысяч рублей – победителю. Общая смета – около миллиона рублей. Притом, что доходов-то – всего 150 тысяч. Потратив много, многое и обрели.

Первым потрясением первого конкурса Чайковского стало, конечно, выступление американца Вана Клиберна. Огромный техасец, курчавый, с голубыми глазами – он обаял жюри (Рихтер, поставив многим нули, Клиберну ставил неизменные высшие 25 баллов), слушателей и даже своих коллег по музыкальному цеху.

«Ко мне, помню, подскочил один наш участник, белый, как полотно, – рассказывает Виктор Пикайзен, скрипач, лауреат II премии I Международного конкурса им. П.И. Чайковского. – Слушай, говорит, тут играл американец. У него вот такие руки, темперамент и невероятная техника! Это что-то страшное».

И как-то в тени Клиберна остались скрипач, получивший первую премию Валерий Климов, пианист Лев Власенко, ставший вторым. Спустя несколько месяцев Клиберн напишет письмо Никите Хрущеву, где будет просить его отпустить на гастроли в Лондон дирижера Кирилла Кондрашина. Хрущев согласится, напишет ответное послание пианисту. И его передадут, шифром, советскому послу в Вашингтон. Напишут: «Вам следует установить контакт с Ван Клиберном и сообщить ему следующее…». Что означает – Кондрашина отпустили. Клиберн со всей учтивостью отблагодарит Хрущева.

Второй конкурс имени Чайковского отражен в документах не столь подробно, зато более светски. На конкурс, с соизволения высших органов власти, приглашена королева Елизавета Бельгийская. Как встречать королевскую особу указывает масштабная, подробно расписанная программа. В ней, кроме посещения Конкурса, встреч с пионерами, говорящими на французском, есть и чисто женский пункт – визит на парфюмерную фабрику «Свобода». Настоящим событием конкурса 62-го года стало введение в программу новой номинации – виолончели. Особенно если учесть, что жюри возглавил Мстислав Ростропович. Он же подготовил будущую победительницу Наталью Шаховскую. Маэстро принимал участие даже в выборе фасона платья будущей победительницы.

«Когда портниха пришла к нему и показала фасон платья: что вот такое – клином – оголенная спина, здесь бант, - Ростропович посмотрел и сказал: Нет, это не пойдет. Это что? Оголенная спина? Оркестранты будут на спину смотреть? Играть не будут? Нет, перенести все сюда. Бант можно оставить, спину закрыть», - вспоминает виолончелистка.

Не меньшее участие в подготовке минуты славы Шаховской принимала и супруга Ростроповича, Галина Вишневская.

«Сшила платье я ей, причесала ее по-человечески, взбила волосы – лаком налачила, а то у нее торчали. Кроме всего прочего, она была красивая, очень красивая. Помимо того, что талантливая, очень хорошо играла, она еще и очень красиво выглядела», – рассказывает Галина Вишневская.

Чуть позже Наталья Шаховская, вместе с другими победителями Конкурса – пианистом Владимиром Ашкенази, скрипачом Борисом Гутниковым – оказалась на правительственном приеме. И его проведение тоже было инициировано Министерством культуры. Мотивация: подобный прием на первом конкурсе, в 58-м году, получил огромный отклик за рубежом. Этого было достаточно. И на этом документе, рассекреченном спустя полвека, заканчивается тонкая красная папка, с которой началась история Конкурса Чайковского.

Все материалы темы «XIV Международный конкурс им. П.И. Чайковского»>>>