19.08.2014 | 10:50

Французские композиторы-денди - на выставке в Музее Сергея Прокофьева

Ничему не удивляться; эпатировать окружающих, сохраняя ледяное спокойствие, и уходить, произведя задуманный эффект. Таковы негласные правила истинного денди. Как известно, «быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей». Ничего удивительного, что законам дендизма на рубеже XIX-XX столетий следовали не только светские львы. О знаменитых русских и французских композиторах-денди рассказывает выставка в Музее Сергея Прокофьева. В чем щеголял сам Сергей Сергеич, и как самовыражались его знаменитые коллеги, – узнали  «Новости культуры». 

Редкие кадры архивной хроники – Игорь Стравинский выходит на променад в бриджах, гетрах и кепи. Автор «Весны Священной», «Петрушки», «Жар-птицы» был новатором не только в музыке, но и в моде. Недаром от него без ума была сама Коко Шанель. Но кто-то подтрунивал над страстью Стравинского к шелковому белью, изысканным галстукам и моноклям – этот шарж тому доказательство. Пощеголять в шокирующих нарядах любил и Сергей Прокофьев.

«Есть такое очень известное воспоминание Святослава Рихтера, который, еще будучи молодым человеком, как-то увидел его на улице и он писал: "Я шел по Арбату в солнечный день, и мимо меня прошло целое явление. Шел человек в желтых ботинках, в красном клетчатом галстуке, в желтых перчатках – я обернулся ему вслед и понял, что это Сергей Прокофьев"», - рассказывает научный сотрудник Музея С. С. Прокофьева (филиал ВМОМК имени М. И. Глинки) Евгения Лианская.

Со временем те самые желтые перчатки Прокофьева выцвели, став бежевыми. Но о любви музыкального футуриста к шику и лоску говорят представленные здесь тросточка и кожаный чемодан. С ними композитор объехал полмира, а выступал он в черном фраке из сукна и атласа, который тоже можно увидеть на выставке. Его сшили в Париже в 30-м году по эксклюзивному заказу в русском ателье моды «Калина»: Прокофьев в то время жил во Франции. 

Сергей Прокофьев был во всем большой оригинал. Однажды он решил задать знаменитым людям своего времени один и тот же вопрос: «Что такое солнце?» Специально для этого он попросил изготовить мастера необычный дневник – он выглядел как две доски, сколоченные гвоздями. А внутри - дорогая бумага. На ней свои комментарии оставили многие известные люди. Так, Артур Рубинштейн назвал самого Прокофьева «солнцем».

Другому франту - Морису Равелю - больше подошло бы сравнение с луной. «Портрет французского композитора в пижаме» - такое название носит офорт Ашиля Увре. Художник создал эту реалистичную гравюру, узнав, что Равель на гастроли в Детройт взял два десятка ночных сорочек. На этом модные причуды композитора не закончились.

«Его главной фишкой были черные, кожаные лакированные ботинки, а, по-моему, в Чикаго на концерте, перед выходом на сцену, он обнаружил, что они остались в багажном отделении, и просто задержал начало концерта на час», - рассказывает Евгения Лианская.

Крайне чувствительным к своему внешнему виду был и соотечественник Мориса Равеля - композитор-импрессионист Клод Дебюсси. Всегда с ухоженной бородой, он не расставался с бабочкой и папиросой. Говорил: «Если ты денди, то до кончиков пальцев». 

Новости культуры