16.06.2011 | 10:45

"Прелюдия" Начо Дуато на сцене Михайловского театра

В балетах Начо Дуато соединяются классика и модерн. И хотя испанский хореограф избегает «сюжетности», все его постановки созданы на один сюжет – мировосприятие автора. Опыт знакомства с новым для него миром Начо Дуато обобщил в новой работе. Премьера одноактного балета «Прелюдия», на музыку Генделя, Чайковского и Бриттена, состоялась на сцене Михайловского театра. Рассказывают «Новости культуры».

Название спектакля, «Прелюдия», по словам хореографа Начо Дуато – это, в первую очередь, преломление впечатлений, от нового петербургского периода его жизни. Поэтому перед артистами балета стояла непростая задача: не только добиться техничного совершенства исполнения, но и передать эмоциональные нюансы, заложенные автором.

«В этом балете показан очень широкий спектр танца - от классических пуантов до сильного модерна, поэтому я думаю это прелюдия к его дальнейшим постановкам», - говорит Леонид Сарафанов, премьер Михайловского театра.

В хореографии, действительно, элементы танцевальных стилей разных эпох. По мнению Дуато, дистанция между классическим и современным едва уловима: одно вытекает из другого. Солисты Михайловского балета признаются, освоить такую многогранную технику очень сложно. Но удалось - во многом, благодаря педагогическому дару Начо Дуато.

«Он потрясающе показывает, одного импульса, движения тела, головы достаточно, чтобы понять, – рассказывает Марат Шемиунов, премьер Михайловского театра. – Он много лет проработал сам актером балета. Все чувствует и понимает. Мы читаем с него».

Дуато не изменил себе ни в выборе костюмов, ни в оформлении сцены. В его спектаклях не встретишь будоражащей яркости. Лишь два цвета сменяют друг друга – черный и бежевый. Но такой минимализм, по мнению хореографа, только помогает сосредоточиться на самом главном - танце.

Начо Дуато в России несколько месяцев. До этого двадцать лет руководил Испанским национальным театром танца. Его решение возглавить балетную труппу Михайловского театра стало международной сенсацией. Коллеги опасались, что русская классическая хореографическая школа может изменить признанный почерк «дуатовских» постановок, лишит их особенного стиля. Пока ничего подобного не произошло.

«Несмотря на то, что я теперь живу в другом городе и вокруг совсем другие люди, но внутри это меня не изменило, – говорит Дуато. – Если бы так произошло – это было бы как-то странно. Но мне здесь очень нравится. Я наслаждаюсь каждым днем».

Дуато признается, что его эстетика не принадлежит ни одной стране, школе, идее или эпохе. Он открыт для всего лучшего, что есть в танцевальных традициях. Такой своеобразный экстракт в соединении с чувственностью и делает хореографический язык Дуато незабываемым и понятным для всех.