19.08.2014 | 09:18

В Ново-Иерусалимском монастыре ведутся реставрационные работы

Завершён очередной этап одного из самых масштабных проектов в истории отечественного реставрационного дела. Решение о восстановление Ново-Иерусалимского монастыря было принято в 2008-м году. Выдающийся архитектурный ансамбль XVII-XVIII веков представляет собой не только архитектурный памятник, но уникальное явление русской культуры. Едва ли не самой тяжёлой для реставраторов стала работа над Воскресенским собором, одним из самых масштабных в России. Восстановительные работы продвигались крайне медленно. На каждом шагу учёные обнаруживали исторически важные детали. Рассказывают «Новости культуры».

Нынешнее лето для Ново-Иерусалимского монастыря особенное. Закончилась реставрация основного придела Воскресенского собора. В храме появились паломники, а у монастыря – новые хлопоты. Наместнику все чаще задают вопрос: «Что это место сегодня значит для церкви и для России?» Патриарх Никон задумывал воссоздать в Подмосковной Истре Русскую Палестину. В то время добраться до Святой Земли мог один из миллиона. Чтобы попасть туда, нужно было пересечь границы пяти государств. А здесь – все как в Иерусалиме с точностью до кирпича. Но со времен патриарха Никона утекло много воды, и теперь даже самые простые вопросы вновь требуют уточнения.

«Мы можем аккуратно об этих вещах говорить, поскольку сам Патриарх Никон нам не оставил ни одной строчки про этот монастырь, – отмечает наместник Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря игумен Феофилакт (Безукладников). – Он только тут сам жил восемь лет и сам руководил непосредственно, и сам трудился. О чем могла быть речь? Почему сюда могут и должны ехать люди? Весь монастырь – как бы ковчег, в который Патриарх Никон положил святыни, которые дороги для всего христианского мира, да и вообще для всего человечества».

Ново-Иерусалимский монастырь был задуман святейшим Никоном, как образ Святого города на русской земле. Сам патриарх там никогда не был, а вот современные реставраторы специально ездили в Иерусалим смотреть на Храм Гроба Господня.

«Ну, если сравнивать, наш побогаче выглядит, – считает начальник проектного отдела реставрационной компании Александр Кондратенко. – Вот если взять внутренняя часть – вообще копия: и приделы, и расположение, и подземная часть, все прямо скопировано. Ну, а внешняя часть – более такая русская, православная».

Патриарх Никон был в этом монастыре не только заказчиком и основным проектировщиком, но и строителем: сам копал пруды, таскал кирпичи. Он ощущал себя зодчим Святой Руси. Сегодня здесь работают светские реставраторы. Но и для них это не обычный объект.

«Конечно, сакральность некоторая, с которой мы сюда пришли, она остается и никуда не убывает. Вера и трепет никуда не деваются», – признается художник-реставратор Алина Абликова.

После окончания реставрации в 2016-м году здесь будет все в точности, как в Иерусалиме. Когда-то келарь Троице-Сергиевой лавры по приказу Никона ездил делать обмеры кувуклии – часовни, воздвигнутой над Гробом Господним. В начале XIX века из-за землетрясения сооружение рухнуло. Тогда-то все и вспомнили о Новом Иерусалиме.

«И вот произошло как бы обратное движение – из Святой Земли патриарх Иерусалимский направил сюда архитекторов, которые уже описали и обмерили нашу кувуклию и наш Гроб Господень на начало XIX века, и та кувуклия была воссоздана», – рассказывает игумен Феофилакт (Безукладников).

Для тех, кто пытается проверить алгеброй гармонию, игумен Ново-Иерусалимского монастыря рассказывает эту историю и добавляет, что камни не заключают в себе Бога, но лишь приводят к нему.

Новости культуры