18.08.2014 | 10:30

Пьеса "Вишневый сад" Чехова. История постановок

111 лет назад, в августе 1903-го года, Чехов завершил работу над пьесой «Вишневый сад». В память об этом в Музее имени Бахрушина открылась выставка, посвященная истории постановок пьесы. Музей на месяц превратился в барскую усадьбу.  Рассказывают «Новости культуры». 

Весь «Вишневый сад» Чехова – в 4-х залах Бахрушинского музея. Сначала мы попадаем в цветущий вишневый сад Раневской. Атмосфера здесь продумана до мелочей – под ногами шелестят сухие листья, разбросаны лепестки цветов вишни. Так увидела чеховскую пьесу художник Василина Овчинникова. Первый зал с цветущим садом по периметру построен на контрастах – в центре комнаты - минималистичный макет «Вишневого сада» художника Давида Боровского. Его постановка во МХАТе в 2004-м сильно отличалась от того, что было до этого.

«Как к пьесам Шекспира в разные времена пытаются обращаться все новые и новые поколения, так и неисчерпаема и глубинна тема «Вишневого сада». И здесь разворачиваются действия, и это действие отражают все эти фотографии, макеты к спектаклям, эскизы костюмов», - говорит заместитель генерального директора центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина Александр Рубцов.

В радостной, полной света и тепла, гостиной Раневской - подносы с вишнями, вазы с цветами. На стенах - эскизы к пьесе художников Левенталя, Кочергина, Симова. В следующем зале – около ста фотографий разных постановок – в том числе Эфроса, Райхельгауза, Розовского. Есть и снимки актеров самого первого «Вишневого сада» 1904 года. Сцены из спектакля 1975 года, в роли Лопахина - Владимир Высоцкий. «Тут не стояло задачи именно образовательной, чтобы ты пришел и получил знания, хотелось отойти от какой-то академичности, где у нас есть точный расчет, когда постановка была сделана, провести такую историю. Хотелось больше все-таки вызвать у посетителя эмоцию», - объясняет главный художник центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина Василина Овчинникова.

И вот завершение выставки. Опустевшая гостиная, голые стены, на полу вместо листьев разбросаны щепки. Ни сада, ни дома… И только цифры на стене - цена поместья и его аренды, доходы людей разных сословий конца XIX века. И все это пересчитано на деньги нашего времени, чтобы понять - получила ли Раневская достойную цену за свое имение, и, вообще, стоила ли игра свеч?

Новости культуры