17.06.2011 | 10:15

Печать. 17 июня 2011

«Российская газета» публикует сегодня рецензию на недавнюю премьеру театра под руководством Олега Табакова, сыгранную МХТ. Автор публикации Алена Карась образно называет «Чайку» Константина Богомолова «спектаклем плохого мальчика». Действие перенесено из дворянской усадьбы в старую профессорскую квартиру 60-х годов ХХ века. Бездарность становится «биографической чертой времени». По мнению рецензента, в тексте богомоловской «Чайки» оказалась, ни больше, ни меньше, «записана бесславная жизнь нескольких поколений отечественной интеллигенции». О других публикациях свежих газет - в обзоре «Новостей культуры».

***
На сцену Большого театра прилетит «Золотой петушок». Предстоящей премьере оперы Римского-Корсакова в версии режиссера Кирилла Серебренникова и дирижера Василия Синайского посвящает публикацию «Московский комсомолец». Спектакль уже оброс мифами – о беспрецедентной стоимости костюмов, декораций, реквизита, небывалых спецэффектов. На сцене Большого даже появится ракетная установка класса «земля-земля». «Несовместимость» оперного театра и подобного «хай-тека» Серебренникова не пугает. «Это же интересно, – говорит режиссер. – Мы все бьемся, чтобы все работало. А оно не работает. Но мы должны убить в себе Додона». Возможно, это и случится на премьере, предрекает «Московский комсомолец».

***
На следующей неделе акцент программы Чеховского фестиваля сменится с итальянского на испанский. «Коммерсант-Weekend» напоминает, нынешний год объявлен годом испанской культуры в России. Два испанских спектакля в афише фестиваля ничем не похожи друг на друга. Один из них – «Первая любовь» по Беккету в исполнении Пера Аркильюе. Судя по откликам тех, кто уже видел спектакль, актер играет истово и экспрессивно, отдавая дань черному юмору. Вторая постановка должна уничтожить расхожие представления о фламенко. Для испанцев он трагичен и выражает гораздо более широкую гамму настроений, чем привык ждать потребитель туристических штампов: от соблазна до отчаяния. Все это дадут ощутить москвичам одна из главных мастеров фламенко Мария Пахес и ее труппа.

***
В начале июня 1831 года Иоганн Вольфганг Гете завершил свою трагедию «Фауст». И вот уже 180 лет она живет своей собственной, в том числе и «русской» жизнью, пишет газета «Русская Германия». Счастье и страдания, сопровождавшие «Фауста» на российской земле, начались с самых первых его переводов. Начало им положил российский немец Эдуард Губер – его первый перевод запретила царская цензура и Губер уничтожил свою работу. Но Пушкин убедил его повторить попытку – и на сей раз она оказалась более удачной. Перечислять всех, кто вслед за Губером брался за «Фауста» – занятие пустое: список слишком велик. И все же газета рассказывает о некоторых трудах, которые называет «судьбоносными». А пастернаковский перевод «Фауста» Борисом Пастернаком литературоведы вообще считают оригинальной драматической поэмой.