12.08.2014 | 10:32

В Третьяковской галерее готовят выставочный проект, посвященный воображаемому диалогу картины и рамы

В Третьяковской галерее в сентябре откроется выставка под названием «Драгоценная оправа. Картина и рама. Диалоги». История искусств показывает, что отношения между произведением и его обрамлением менялись столь же радикально, как и сами стили искусства. Благодаря усилиям реставраторов отдельные полотна вернутся в родные рамы, так что в экспозиции будут представлены практически «идеальные пары». Рассказывают «Новости культуры».

Неоднократно переписанный и законченный во время выставки в Петербурге в 1902-м, «Демон поверженный» Врубеля тогда произвел настоящую сенсацию. Сам же художник, по воспоминаниям современников, каждое утро до полудня, когда публики было мало, приходил в зал и продолжал работать.

«Раньше правая рука была вытянута, позже он нашел этот, более трагический, жест заломленных рук, – рассказывает старший научный сотрудник Государственной Третьяковской галереи Наталья Ардашникова. – В живописи он использовал бронзовые порошки, металлизированные краски, чтобы добиваться этого сияния».

Классический образец модерна, где произведение и рама представляют единое целое. Обрамление для полотна Врубель выбирал тщательно. По мысли автора, лавровый венок, перевитый лентами, усиливал скорбный мотив произведения. Бархат создавал мерцание и углублял цвет картины.

«Мне кажется, что он должен быть приглаженным таким цветом, потому что, если ворс поднимается, он становится гораздо темнее, – говорит художник-реставратор Светлана Королькова. – Бархат один и тот же, а цвета совершенно разные, поэтому направление ворса было очень важно».

После реставрации полотна в 2007-м багет заменили на временный. «Родная» рама, шутят сотрудники музея, просто ждала своего часа.

По словам заведующего отделом научной реставрации масляной станковой живописи XVIII-начала XX века Государственной Третьяковской галереи Андрея Голубейко, «картина идеально подошла в раму».

Полгода работы и укрепленная металлическим каркасом, пропитанная лаком и клеем рама прослужит еще не одно столетие. Самым сложным было подобрать ткань. Истертый, выгоревший бархат рассыпался от малейшего прикосновения.

«Из-под сгиба был взят кусочек маленький, где сохранялся полностью цвет, – рассказывает Светлана Королькова, – были взяты исследования, состав, необходимо было просчитать плотность ткани под микроскопом, и максимально подобрать бархат под подлинный. В итоге бархат выписали из Франции».

В помощь реставраторам – снимок картины, который художник раскрасил акварелью.

Татьяна Карпова показывает фотографию, уточняя, что на ней «мы можем увидеть цвет этой рамы, вот этот удивительный тон – мерцающий бежевый чуть розоватый очень сложный».

«Демон поверженный» останется в постоянной экспозиции. Как картина Крамского «Христос в пустыне» и «Неравный брак» Пукирева. Самые идеальные, безупречные пары займут свое место на предстоящей в сентябре выставке.

Новости культуры