20.06.2011 | 10:10

Опера Римского-Корсакова на сюжет сказки Пушкина в новом обличии

В Большом театре идут последние приготовления к довольно громкой премьере – оперу Римского-Корсакова «Золотой петушок» поставил режиссер Кирилл Серебренников – дебютант на сцене Большого. Так же, как и Василий Синайский в качестве дирижера постановщика. Вокруг этого проекта уже гуляет немало мифов и легенд, связанных с финансированием, высокими технологиями, постановочными трюками. Обернется ли этот грандиозный по замыслу проект столь же грандиозным оперным прорывом? Кое-что стало ясно уже на генеральной репетиции. Рассказывают «Новости культуры».

Куда не бросишь взгляд, здесь всюду золотой петушок: на бархатных подушках, оградительных стойках… Символ спектакля везде и не только он. Здесь масса сюрпризов, и некоторые можно увидеть уже сейчас.

Николай Казанский про голову на серебряном подносе помалкивает до поры до времени. А ведь это – голова его персонажа, Полкана. В новой версии Воевода – генерал-лейтенант полка.

«Мой костюм – это форма советского генерала, - говорит Казанский. – Мы переносимся в брежневские времена, в эпоху застоя».

Один из основных элементов сценографии – тоже золотой петушок, хотя при росте в три с половиной метра, на петушка этот мутант не очень тянет. Технологи до последнего покрывают его золотыми пластинками, говорят о том, что петушка «конструировали долго, чтобы он крыльями махал».

Это сейчас Кирилл Серебренников в придуманном им самим царстве Додона чувствует себя, как рыба в воде. А вначале пытался увильнуть от постановки в Большом. Знал, этот «Золотой петушок» может обернуться взрывом.

«Я прочитал либретто, переслушал замечательную музыку и спросил у руководства театра, уверены ли они в том, что хотят, чтобы именно я делал эту постановку. Они подтвердили все, я и постарался сделать», - говорит Серебренников.

Артисты Большого вжились в такие образы…Эполеты, звезды, ордена, папахи… не двор царя Додона, скорее, политбюро того, ушедшего времени.

У Владимира Моторина – третий «Петушок». Большой, Ковент-Гарден, снова Большой. Ради такого царя Додона Маторин даже сбрил свою легендарную бороду.

«Я сказал Кириллу, что я все новое встречаю враждебно, - говорит Моторин. – Я хоть и не показываю этого, но мне все не нравится. По мере того, как мы начинаем работать, я смотрю, вот это логично, это мило, это я потерплю, а вот это, конечно, гадость. И так, за 68 дней, что мы репетировали, как-то выстроился спектакль».

Уборщицы, столы под зеленым сукном, собаки, секьюрити, чиновники, ждущие ценных указаний – эта государственная машина сейчас заработает и перемолотит каждого.

Временами заседание этого государственного совета напоминает современные политические баталии.

«Мы всеми силами стараемся сделать красиво, - говорит Серебренников. – Чтобы всем понравился наш спектакль. А у нас же любят, чтобы было больше золота, вот мы и сделали этого петушка максимально золотым».

Снайперы, которые держат на мушке каждого. Перекрикивающие друг друга ораторы. «Золотой петушок» Кирилла Серебренникова – острая политическая сатира, но решена она по-серебренниковски парадоксально и с размахом .