25.07.2014 | 09:24

Выставка "Театр Юрия Завадского" открылась в столице

Юрий Завадский мог стать юристом, художником, его ждала блестящая актёрская карьера – чего стоил его принц Калаф в знаменитой вахтанговской «Принцессе Турандот». Но, лидер по натуре, Завадский мечтал о режиссуре, о собственном театре, где он будет полноправным хозяином. «Театр Юрия Завадского» – так и назвали выставку, которая открылась к 120-летию со дня рождения Юрия Александровича Завадского. В Доме-музее Щепкина – филиале музея имени Бахрушина. Здесь фотографии, эскизы декораций и костюмов, рисунки. В них жизнь человека, который страстно любил театр. Рассказывают «Новости культуры».

Внук режиссера Игорь Завадский, хоть и видит экспозицию впервые, каждый снимок знает наизусть – всё по рассказам деда. Разглядывает афиши, костюмы, знаменитые остро отточенные карандаши, вспоминает, как брал уроки актерского мастерства.

«Последняя с ним встреча у меня была буквально за три или четыре дня до его ухода, – вспоминает Юрий Завадский. – Он стал говорить о том, как ему хочется вернуться к “Горю от ума”, где он играл Чацкого, что он играл не так, как надо, и так хотелось бы, чтобы что-то получилось у меня, но…»

Какой он – театр Юрия Завадского – могут рассказать его ученики. Говорят – это место, откуда не хотелось уходить. Вокруг себя режиссер создавал праздник, брал верх над унылостью и повседневностью. Коллекционировал таланты. В театре Моссовета играли Фаина Раневская, Ростислав Плятт, Любовь Орлова, Вера Марецкая.

«Завадский – легенда, – говорит художественный руководитель театра имени Моссовета Павел Хомский. – Это имя легендарное. Ты когда встречаешься с ним, ты понимаешь, что этот человек разговаривал с Цветаевой, в которого Цветаева была влюблена. Ты смотришь на него совершенно другими глазами. Это человек Серебряного века».

Высокий, красивый, с прекрасным знанием французского языка – Юрий Завадский очаровывал – и не только женщин. Актеры, художники и даже критики не могли устоять перед его обаянием. На выставке – многочисленные портреты вперемешку с его рисунками – копиями, которые можно брать на память.

«Глаз у него был такой острый, и эта острота зрения – такая преобразующая. Не просто копирующая, а преобразующая, – отмечает художественный руководитель РАМТа Алексей Бородин. – Мне кажется, это он от учителей своих взял – от Вахтангова, от Станиславского. Эта преобразующая реальность, мне кажется, в нем была важна. Отсюда и рисунок заостренный».

Завадский мог бы стать художником, но выбрал театр, профессию режиссера. Здесь фото всех его спектаклей в театре Моссовета – от Трактирщицы до «Петербургских сновидений». Эта постановка по Достоевскому в репертуаре держалась долго, и после смерти режиссера.

Новости культуры