21.06.2011 | 19:35

Ван Клиберн снова вернулся в Москву

Его улыбка стала одним из символов оттепели. Его игра покоряла слушателей редкой поэтичностью и техническим совершенством. Он навсегда останется для поклонников тем молодым Ваном Клиберном, который играл «Подмосковные вечера» и одним лишь выступлением на Конкурсе приоткрыл железный занавес. Спустя четыре года пианист откроет конкурс своего имени в Техасе и будет снова и снова приезжать сначала в Советский Союз, потом в Россию. Потому что с этой страной его связывают особые отношения. На этот раз Ван Клиберн приехал в Москву, чтобы принять титул почетного председателя жюри пианистов XIV Международного конкурса имени Чайковского. Рассказывают «Новости культуры».

Ему не привыкать к этим долгим перелетам Хьюстон-Москва. Тем более, здесь еще с весны 1958 года у Вана Клиберна остались друзья и поклонники.

«Я люблю Россию. Особенно Москву», – признается пианист.

Россию и Москву Клиберн полюбил задолго до Конкурса имени Чайковского. В юном возрасте родители подарили ему иллюстрированную «Всемирную историю», где Клиберн нашел фотографии Кремля и собора Василия Блаженного. Отправляясь в Россию, он даже не мечтал продвинуться дальше первого тура. Зато рассчитывал увидеть московские архитектурные чудеса. Но все получилось совсем не так.

Это была сенсация. В рыжем двухметровом техасце Клиберне увидели второго Рахманинова. Святослав Рихтер, лишь единожды участвовавший в работе конкурсного жюри, многим ставил нули, но Клиберну – высшие 25 баллов. В кулуарах твердили: «Гений».

«Это было самое счастливое время в моей жизни. Я был гениальным всего один раз в жизни – тогда, на Конкурсе Чайковского. Я играл так, как не играл больше никогда в жизни», – заверяет он.

Клиберна признали русским музыкантом. А он и был учеником выпускницы Московской консерватории Розины Левиной. Перед конкурсом они занимались по девять-десять часов. С тех пор Клиберн навсегда запомнил русскую поговорку: «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда!» Он это понял, вот только повторить не может.

Московская публика полюбила его сразу и навсегда. Аплодировали Вану, или, как его называли на русский манер, Ване, стоя. Поджидали у входа в гостиницу, дарили балалайку, банки с вареньем, вязаные носки, шапки. Надеялись, что он останется в Советском Союзе, а зимой теплые вещи пригодятся. Хрущев пытался его накормить, приговаривая: «Ешь, а то ты, Ваня, слишком худой». Но он все-таки вернулся в Америку и там стал национальным героем – Клиберна встречали, как Юрия Гагарина, вернувшегося из космоса. А день, когда он завоевал свою победу, стал в США Днем Музыки.

Клиберн любит цитировать поэта Сэмюэля Джонсона, сказавшего: «В 77 лет пора уже стать серьезным!». Но до 77 клиберновских лет еще три недели, и половину из них он проведет в любимой Москве, на Конкурсе Чайковского, сделавшем его счастливым.

Все материалы темы «XIV Международный конкурс им. П.И. Чайковского»>>>