23.07.2014 | 10:37

Исполняется 80 лет со дня рождения Семена Арановича

«Взгляните на лицо!» Эту заповедь ленинградской школы кинодокументалистики её представитель – режиссёр Семён Аранович – соблюдал неукоснительно. Ему были интересны лица людей неба – лётчиков – и земли, на которой режиссера волновали трагические судьбы интеллигентов, поэтов, художников. Сегодня исполняется 80 лет со дня рождения Семёна Арановича. Рассказывают «Новости культуры».

Зинаида Шарко спорит с режиссером Товстоноговым о характере своей героини. А вот Ефим Копелян. Перед премьерой ему перебегает дорогу кошка – не черная, но он поворачивает назад – на всякий случай. Это уникальные кадры рождения спектакля «Три сестры» в Ленинградском БДТ. До Семена Арановича фильмов о том, как создаются спектакли, не снимал никто.

«Его интересовало, чтобы документальное кино развивалось по законам, не противоречащим игровым, чтобы картина была увлекательной, захватывающей: сюжет, действие, герой, образ, киноязык, а не просто засвидетельствование какого-то факта», – рассказывает драматург Юрий Клепиков.

Кинорежиссер – вторая профессия Арановича. С детства он мечтал стать пилотом. И стал штурманом военно-морской авиации Северного флота. Однажды его самолет потерпел крушение, и о летной карьере пришлось забыть по состоянию здоровья. Тогда Аранович решил взглянуть на мир не с высоты птичьего полета, а через видоискатель. И поступил в институт кинематографии. Его интересовала роль личности в истории и искусстве, исследование жизни знаменитых людей. Парадоксальный монтаж, минимум закадрового текста, комментарий от первого лица – в своих картинах режиссер не просто фиксировал факты биографии – создавал киноновеллы.

«Правда состояния, фактуры и глубины и жизни, которая за этим за всем стоит. Вот этой правдой он был одержим, (титр уходит) – отмечает президент Гильдии киноведов и кинокритиков Андрей Шемякин. – В каком кино бы он ни работал – в документальном или игровом. При этом, самое главное, что его интересовали предельные состояния. Ситуация войны, предательства, преследования и человек находится под постоянным давлением истории».

В своих картинах Семен Аранович умел одинаково яростно не только любить, но и ненавидеть. Бесстрастной хроникой режиссер обличал официальную ложь, не избегая запретных тем. Говорил эзоповым языком монтажных склеек. 1966 год. Комаровское кладбище, сломленные горем Арсений Тарковский и Иосиф Бродский. Сотни людей, утопая по пояс в снегу, сопровождают гроб Анны Ахматовой. Съемки, за которые Арановича перевели в ассистенты – за то, что «потратил государственную пленку на съемки частного лица». На долгие годы он уходит из документалистики. Начинает снимать художественные картины: «Противостояние», «Торпедоносцы», «Летняя поездка к морю». Но и они предельно документальны.

«Он был фанатически преданным кино, – вспоминает драматург, киновед Александр Поздняков. – Она работал непрерывно. Если делал большое игровое кино, в перерывах снимал документальное. Ему постоянно нужно было теребить пленку.
Почти все его работы официальные критики встречали холодно. Фильм «Горький. Последние годы» лег «на полку» на 22 года, уникальные кадры об Анне Ахматовой мир увидел лишь к 100-летию со дня рождения поэта. Достоянием архива стал и последний, незаконченный документальный проект режиссера – картина «Agnus Dei». Как многие из непризнанных при жизни мастеров он опередил свое время. Уже после смерти режиссера коллеги скажут: «Аранович создал поразительные документы о высоте человеческого духа».

К 80-летию со дня рождения Семена Арановича смотрите сегодня в 19.15 на нашем канале программу «Острова».

Новости культуры