22.06.2011 | 10:17

История, которая не должна стать прошлым

Сегодня в России – День памяти и скорби. 70 лет назад, 22 июня 1941-го года началась Великая Отечественная война. Она навсегда разделили ХХ век на «до» и «после». Унесла более 26 миллионов жизней, которыми был оплачен мир. Акции памяти начались по всей стране еще минувшим вечером. Люди несут к военным мемориалам цветы и зажигают свечи. В каждой семье сегодня вспомнят своих героев военных лет, погибших и выживших. Их остается все меньше, участников и свидетелей величайшей трагедии в истории народа. И тем важнее успеть услышать их голоса. Рассказывают «Новости культуры».

Обращение товарища Молотова к народу прозвучало в полдень – до знаменитых сталинских слов «братья и сестры» оставалось 11 дней, а до окончания войны – 1417. Это – из официальной хроники. Из личных воспоминаний, 22 июня для многих, в том числе и Петра Тодоровского, был просто одним из дней, предвещавших хорошее лето.

«Мне еще не было 16 лет, рано утром, родители еще спали, я взял футбольный мяч, кучу бутербродов и – в парк, где было футбольное поле, – вспоминает Тодоровский. – И там мы до обеда гоняли мяч, все в подтеках пота, пыли, возвращаемся в центр города, все забито, стоят чего-то, но нам до этого дела нет, потому что надо быстрее домой, есть очень хочется. Прихожу домой – мать плачет. В чем дело? Она говорит – война».

Галине Вишневской, когда началась война, было 14 лет. В то лето 41-го она приехала погостить к отцу, который служил в Эстонии, в Тарту – в этот день отца не было в городе, и Вишневская оказалась один на один с войной. Детство кончилось.

«Надо было бежать, меня буквально в последние часы подхватила летная часть, - рассказывает Вишневская. – В Тарту стояла летная часть советская, в последний автобус я успела вскочить, так и бежали. Вот и все, так изменилась жизнь. Хрупких не было в те годы, были живые и мертвые, раз ходишь, значит ты живая, какая ты хрупкая, должна делать все, что делают другие».

Первые удары войны почувствовали сразу многие города – бомбили Брест, Ригу, Вильнюс, Гродно, Киев, Севастополь. До Тбилиси, города Марлена Хуциева, война не добралась. Но то, что жизнь изменилась, почувствовали все.

«Я помню, как мы закончили седьмой класс, поднялись в сторону фуникулера. У нас в горе были припрятаны две бутылки вина, мы посидели и рассчитывали встретиться после лета, но не получилось, наша школа скоро превратилась в госпиталь», - вспоминает Марлен Хуциев.

Многие тогда верили, что война закончится быстро, и воевать будут на территории противника. Среди веривших были и те миллионы, для которых это воскресенье, 22 июня 41-го, стало точкой отсчета дней их жизни.