01.07.2014 | 11:07

В Центре имени Мейерхольда показали спектакль "Норманск"

В Центре имени Мейерхольда зрителям теперь даже не предложат кресла – и эти меры исключительно в целях заботы о театралах. Здесь приветствуют все новое, что появляется в мире лицедейства. Результат очередной лаборатории – то, что в Европе называют «иммерсивным представлением», спектакль, создающий эффект присутствия. Новое произведение в этом формате – постановка «Норманск». По всем пяти этажам центра все время перемещаются сами зрители. Так что, в определенной степени, от их активности напрямую зависит качество спектакля. На необычном показе побывали корреспонденты «Новостей культуры».

КПП на входе – обязательный пункт маршрута. Зрителям предстоит телепортация в иную реальность – в Норманск.

Территория заражена, город кишит опасными насекомыми, поэтому каждый должен использовать специальную защитную маску. Без нее находиться тут – запрещено.

Жанр происходящего в Европе принято называть променад-театром. Это постановки, где нет дистанции между сценой и залом, зрителю не всегда предлагают присесть. То ли перформанс, отсылающий к площадным ярмарочным традициям, то ли воплощение компьютерной игры-бродилки. Полное погружение – в пространство сюжета.

Спектакль начинается пять раз – в разное время. Каждый сам решает, с какого момента присоединиться к происходящему. Кроме творческой группы над созданием пост-апокалептического театрального лабиринта работали самые разные специалисты.

«Сам продакшн занимал месяца два, – рассказывает продюсер спектакля «Норманск» Саша Пас. – Я имею в виду, конкретно мы здесь работали с пространством. Полтора года мы вели исследовательскую работу, занимались с детьми около года и работали, в том числе, с разными специалистами – специалисты по ролевым играм, транзактный аналитик, архитектор».

Всего 70 актеров. В спектакле задействовано много юных артистов. Пока с ними занимались – мастерством, речью, пластикой, многие не подозревали, что за проект готовится.

«В первую очередь, нам дали установку, что когда будут ходить зрители мимо нас, то мы не должны на них обращать никакого внимания, – говорит актер Роман Караваев. – Мы взаимодействуем не с самими зрителями, мы взаимодействуем с актерами. Зрители для нас это воздух, это просто парение ветра».

Это и создает эффект присутствия. Действие – одновременно на всех этажах, от этого ощущение многомерности происходящего. За каким сюжетом следить, за каким героем следовать – решает каждый сам. Так что – сколько зрителей, столько спектаклей.

«Поскольку зритель находится внутри действия. Не в зрительном зале – а внутри этого города, этого представления. И у актера должна быть повышенная концентрация – что он будет делать в каждую минуту времени», – говорит актер Юрий Салтыков.

Зритель, конечно, сам отвечает и на традиционные вопросы – как относиться к событиям, как интерпретировать героев. В основу проекта легла повесть братьев Стругацких «Гадкие лебеди». В ней футуристический город – не имеет имени. Авторы постановки, назвав его «Норманск», дают зрителю ключ. Важнейший вопрос, что такое норма, кто устанавливает ее критерии и где проходят границы.

Новости культуры