20.06.2014 | 09:43

Фестиваль "Сад оперы" открылся в Москве

Столичный театр «Новая опера» представляет публике новый проект – фестиваль, который должен продемонстрировать все грани музыки, современной, прежде всего. Это концертное исполнение музыкальных опусов, балеты, пластические перфомансы. Ну, и конечно, оперные постановки, в соответствии с названием фестиваля «Сад оперы». Первыми в этом «Саду» прозвучали «Дидона и Эней» Генри Пёрселла и современное сочинение «DIDO. Пролог» Майкла Наймана. В нём использованы факты премьеры оперы Пёрселла, которая состоялась в 1689-м году. Такой оперный диптих – это ещё одно указание на то, что опера – искусство вполне живое, и оно подталкивает к эксперименту. Рассказывают «Новости культуры».

Античный миф, описанный Вергилием – о заблудшем в море Энее, попадающем в Карфаген и встречающем царицу Дидону, на этой сцене переносится в XVII век, в пансион благородных девиц Челси. Правда, о том, что действие происходит 300 лет назад, ничего не говорит.

«Для многих, кто знает мои работы, это будет неожиданным явлением», – говорит художник Юрий Хариков.

Фантазийные декорации и космические костюмы – как способ раздвинуть временные рамки. Это опера об опере. В 2011-м английский композитор Майкл Найман написал Пролог к сочинению Генри Пёрселла «Дидона и Эней», созданную, как раз, в пансионе Челси.

«Они почему-то делают все это в закрытом маленьком женском пансионе, – говорит режиссер спектакля Наталья Анастасьева-Лайнер. – И тогда мы придумали идею, наверное, мне кажется, что так и было, они сделали какую-то творческую лабораторию, арт-резиденцию».

Туда Майкл Найман поместил своих героев, и туда же отправили певцов создатели спектакля.

«Не каждый театр решится в одном спектакле показать музыку, разница межу которой 330 лет, – поясняет музыкальный руководитель и дирижер Дмитрий Волосников. – Первое отделение – это музыка, написанная в 2011 году, а второе – в 1688-9. 330 лет назад».

Две истории мистически переплетаются в одну. Оперу Пёрселла репетируют воспитанницы пансиона, на роль Энея приглашают известного певца, Генри Боумана, который сам выбирает Дидону. В этот момент свет меркнет, персонажи оживают – певцы становятся героями мифа.

«Сейчас уже как-то полегче, – признается певица Виктория Яровая. – Потому что уже много раз проработали, обкатали, много раз это проходили. А изначально я даже не поняла эту идею – странно, а потом уже свыклась с этой мыслью, что это объединение – это не так-то плохо, что это интересно».

Виктория Яровая – сначала послушница пансиона, затем – несчастная Дидона в работу над постановкой ушла с головой. Вместе с Ильей Кузьминым – Энеем, они репетировали практически сутками. Поют без второго состава.

«Генри Боумана я пою совсем немного времени – это достаточно новая для нас музыка современного композитора, – рассказывает Илья Кузьмин. – Вот, и не обидится на меня господин Найман, я думаю, что, все-таки, мне ближе Перселл».

От аутентичного исполнения отказались, певцам предложили найти нечто новое, под стать «Новой опере», новому Карфагену, и новым богам, в роли которых оказались композиторы – создатели этих опер.

Новости культуры