11.06.2014 | 19:26

Маленький романтический балет от эпатажного и остроумного Мэтью Боурна

Чеховский фестиваль представляет своеобразный ремейк знаменитой «Сильфиды». Балет под названием «Шотландский перепляс» привёз шотландский балет Глазго. Эта труппа в России уже второй раз. В этом, британском сезоне фестиваля, она представляет пять спектаклей. Одну из самых забавных, актуальных и философских постановок создал едва ли не самый знаменитый постановщиков драматических балетов – Мэтью Боурн. Рассказывают «Новости культуры».

Любимчик Чеховского фестиваля Мэтью Боурн в Москву не приехал, но его присутствие здесь все чувствуют. Боурн, ревностно относящийся к эксклюзивным своим постановкам, сделал исключение для Шотландского балета и подарил свою скандально-знаменитую «Сильфиду». Оставаясь верным самому себе, перевернув все с ног на голову.

Худрук труппы Кристофер Хэмпсон – фанат Мэтью Боурна – сломал сопротивление гения и заполучил его на постановку. Два месяца Боурн выверял каждую мизансцену, лично репетировал с каждым – легкий на подъем и жесткий в работе.

«Мы получили “Шотландский перепляс” год назад, – рассказывает Кристофер Хэмпсон. – Эта работа стала поворотной в труппе. Несмотря на то, что мы работаем со многими хореографами – это политика компании, но Боурн – избранный, и мы это хорошо понимаем».

Под кодовым названием «Шотландский перепляс» балет прожил уже двадцать лет. Великолепный Мэтью разыграл собственную историю, взяв из классической версии Бурнонвиля только сюжетную основу. Главные герои – персонажи молодежной тусовки, вместо забытой богом деревушки – город, с данс-клубом, парковкой. Вместо леса – свалка. Герои «Перепляса» живут по стандартам современной жизни – любовные интрижки, рок-н-ролл…

Кристофер Харрисон так вжился в образ Джеймса, что считает его реальным человеком. Вместе с Боурном придумали биографию: где родился, чем занимается, что любит… Истории отношений с друзьями, девушками – жизненные конфликты, интриги. Кажется, не танцуют – живут.
«Классическую “Сильфиду” я танцевал только в школе, но не жалею об этом, – говорит Кристофер Харрисон. – Мой Джеймс – современный парень, понятный мне своими проблемами. Это интересно сделать на сцене – тем более, танец Боурна – сильный, мужской, очень образный. В нем напор и безумный ритм, как это может делать только он».

У Сильфиды в современном мегаполисе из-за экологии и сомнительного питания сильно подпортился характер, да и сама воздушная фея воздуха – легкая и романтичная – мутировала: превратилась в готическую скверную девчонку. Вторглась в личное пространство Джеймса, загасила чуть тлеющий огонь домашнего очага, довела до сумасшествия, сделала его маргиналом. Но чувство раскаяния Софии Мартин не испытывает – у ее не Сильфиды – Сильфы тоже жизнь – не сахар.

«Боурн с его поразительной хореографией задал драйв труппе, – рассказывает Софи Мартин. – Я впервые танцую босиком – и мне это нравится, хотя приходится при таких темпах все делать в разы быстрее, больше усилий прилагать. Но все это пустяки по сравнению с теми эмоциями, которые я испытываю».

В погоне за своей возлюбленной Джеймс окажется на городской свалке – там обитают готические существа – стая Сильфов. Их танцуют не только балерины, но и танцовщики. Пытаясь увезти любимую в мир людей, Джеймс лишит ее крыльев, сам превратится в Сильфа.

Новости культуры