05.06.2014 | 16:31

В Русском музее - выставка «Первая мировая война. 1914-й – 1918-й»

«Первая мировая война. 1914-й – 1918-й». Такое ёмкое название, без лишних слов и пафоса, носит новая выставка в Русском музее. В этом году отмечается 100-летие со дня начала той войны. В экспозиции – около 250-ти выдающихся произведений из фондов хранилища. Это картины и рисунки Петрова-Водкина и Филонова, гравюры Гончаровой, плакаты Коровина… Представлены также документальные фотографии тех лет. Сотни художников принимали участие в сражениях. А те, кто остался в тылу, участвовали в борьбе средствами искусства. На выставке побывали «Новости культуры». 

Первая мировая, вторая отечественная, великая, наконец, грабительская империалистическая. В череде эпитетов применительно к войне, на пороге которой оказался мир 100 лет назад, самым точным все же будет - забытая. На героических примерах той войны, а их были сотни и тысячи, не воспитывались поколения жителей одной шестой части суши, да и сами герои вскоре после 17-го года вынужденно отказывались от своего прошлого. Так, на довоенном портрете Вениамина Белкина мы видим молодого человека - возможного участника грозных событий, но сам автор любил упоминать о другом портрете, выполненном на оборотной стороне холста.

«Дело в том, что на оборотной стороне этого портрета находится изображение Анны Ахматовой. Тем не менее, мы и тот естественно ценим, но и эта сторона интересна для нас», - объясняет куратор выставки Владимир Круглов.

Война, начавшаяся для российской империи невиданным всплеском патриотизма, вызвала к жизни новые формы художественной агитации. Лубок с текстами Маяковского, плакаты Нестерова и Васнецова с призывами помочь фронту. Война и политкорректность несовместимы. В жанре карикатуры больше всего досталось Вильгельму Второму. На одном плакате Кайзера нещадно лупят, на другом - бравый лекарь ампутирует ногу германского императора. По мере изменений на фронте возникает потребность в более жестких и действенных формах пропаганды. От зверств кайзеровских войск художники переходят к теме религиозного восприятия событий. Мастера уровня Рериха действительно видят в происходящем войну сил добра и зла. На работах Гончаровой в сражение отправляется христолюбивое воинство, Богоматерь Петрова-Водкина в раскладе всемирного противостояния также не случайна.

Большинство работ выставки представляется впервые. Подобно масштабному полотну Шухаеву и серии эскизов к «Полку на маневрах» многие десятилетия они хранились в фондах, прятались сотрудниками в период стирания памяти о великой войне. «То, что мы видим здесь, в этих 4-х залах, это подвиг наших сотрудников», - объясняет куратор выставки Владимир Круглов.

Каждый художник, вне зависимости от того, был он на фронте или нет, понимал войну на своем уровне. Филонов и Шагал определенно обладали даром предвидения. В «Пире королей», созданном еще до выстрелов в Сараево, уже есть атмосфера всеобщей катастрофы, в оплакивании Шагала – ничего, кроме трагизма момента.
«Инвалиды» Пименова, написанные в 20-е - достойный выход из темы. Кровавая лотерея с выигрышем в виде революции призовет новых игроков и новое искусство.

 

Новости культуры