10.09.2012 | 10:35

Три симфонии Моцарта в трактовке Даниэля Баренбойма

Под знаком Моцарта проходят в Большом театре гастроли «Ла Скала». Три вечера, включая сегодняшний, миланцы представляют оперу «Дон Жуана». Еще один был отдан оркестру, который продемонстрировал, на что способен в исполнении уже не оперной, а симфонической музыки. Триптих из сочинений Моцарта представил московской публике Даниэль Баренбойм. Рассказывают «Новости культуры».

Оркестр «Ла Скала» – не только один из лучших оперных оркестров мира, но еще и сильный симфонический коллектив.

Это в XIX веке в музыкальных театрах Италии царила исключительно «боль мелодрамы», позже великие дирижеры: Артуро Тосканини, Клаудио Абаддо, Риккардо Мути – привили музыкантам «Ла Скала» вкус к исполнению не только оперной музыки. Уже год 135 музыкантов этого оркестра в руках Даниэля Баренбойма.

«Репетиции маэстро Баренбойма – это удивительный опыт: с каждой группой инструментов он говорит, как свой, подробно работает над фразировкой, артикуляцией, разбирает мельчайшие нюансы», – отмечает концертмейстер оркестра театра «Ла Скала» Франческо де Анджелис.

Все эти нюансы – знают музыканты Ла Скала – в акустике обновленного Большого слышны, благодаря специально разработанной акустической раковине красного дерева. Маэстро Баренбойм эту акустику оценил одним из первых, исполнив год назад на этой сцене «Реквием» Верди. И эта акустика ему нравится.

Три симфонии Моцарта – №39, №40 и №41 – концептуальная программа. Написаны все три в 1788-м году – трилогией. Последние, и самые известные симфонии Моцарта.

Звучит узнаваемый фрагмент из симфонии соль минор – сороковой, обожаемой романтиками XIX века. Они думали, здесь выражает себя мятущаяся душа одинокого гения. Но среди музыковедов более популярна другая трактовка: симфонии Моцарта – параллели к его же операм. Как раз в сороковой слышны отголоски из оперы «Свадьба Фигаро» и оперы «Дон Жуан», которую так триумфально исполнял оркестр «Ла Скала» накануне.

На столь эмоциональную подачу эмоциональной музыки московская публика реагировала спорадическими аплодисментами между частями симфонии. Чем вызвала незапланированную мини-лекцию маэстро: «Прошу прощения, но в этой симфонии четыре части: Мольто аллегро, Анданте, Менуэт и Аллегро ассаи, и только потом – аплодисменты. Еще раз простите».

Программу из трех симфоний Моцарта с оркестром «Ла Скала» маэстро Баренбойм играл еще до того, как стал музыкальным руководителем театра. В этот раз он сознательно работал над ней параллельно с репетициями оперы «Дон Жуан». Параллели, переклички, диалог – он слышит их в музыке Моцарта.

«Моцарт, как известно, писал итальянские оперы и немецкие, – говорит Даниэль Баренбойм. – И в его симфониях я различаю смешение этих двух языков, без текста, конечно – все в музыке происходит».

И действительно, бравурность оркестровых тутти сочетается здесь с лиризмом основных тем, интеллектуальная композиция с галантностью и легкостью. В самой прославленной симфонии Моцарта – 41-й, известной еще под именем «Юпитер», цитируется ария, написанная Моцартом как вставной номер для оперы-буфф композитора Паскуале Анфосси. И во второй части «Юпитера» – типичная стилистика итальянской оперы. Зато финал – образец ученой полифонической техники – практически фуга. В исполнении этой музыки многое зависит от интерпретатора. Интерпретация маэстро Баренбойма вызвала шквальные овации московской публики.