30.06.2011 | 10:32

Два взгляда на любовь к жизни на ММКФ

На Московском кинофестивале время делать ставки еще не пришло. Конкурсные показы продолжаются, и сегодня в борьбу вступает картина «Сердца бумеранг». Ленту с загадочным названием и не менее таинственным смыслом представляет Николай Хомерики. Картина российского режиссера соседствует с фильмом одного из старейших кинематографистов мира – Канэто Синдо. Патриарх японского кино трижды брал Гран При ММКФ. В этом году в конкурсе его новая работа – «Открытка». Рассказывают «Новости культуры».

Продюсер «Открытки» и сын режиссера Дзиро Синдо еще даже не успел объяснить, почему в Москву не приехал сам автор, как в зале вдруг выключился свет. Но невозмутимый японец был готов к работе и в темноте, и бесстрастно отвечал на такие загадочные для японской души русские вопросы, журналисты тем временем пытались разобраться в японских ответах, не менее интригиющих для русской аудитории.

В фильме каждая сцена буквально кричит: надо жить несмотря ни на что. Даже если мать одного за другим теряет двух сыновей на войне и мужа – у него не выдерживает сердце. И странно, почему же она сама, вдруг добровольно уходит из жизни.

«Это правильное решение, - говорит Дзиро Синдо. – Не перекладывать свои проблемы, свою боль на чужие плечи, и без того усугублять тяготы невестки. Такой уход из жизни ни в коем нельзя считать малодушием, напротив – это поступок».

«Открытку» режиссер Канэто Синдо снимал в инвалидном кресле – весной ему исполнилось 99, по состоянию здоровья приехать не смог, но просил объявить: этот фильм – его завещание, и, частично, его биография. Хотел рассказать о тех, с кем служил, о том, как из ста человек выжило шестеро, о своем чувстве вины за эту, вдруг выигранную лотерею, о войне, которая так и не отпускает, о любви – как символе главного- жизни.

Приветствуя журналистов и называя их друзьями, Николай Хомерики еще не знал, что эта пресс-конференция для него станет одной из самых сложных. Сначала про само название «Сердца бумеранг» сказали – напыщенное, потом и вовсе спросили, кто отбирает такие картины.

На помощь режиссеру пришел Петр Шепотинник, директор по связям с общественностью ММКФ, который сказал, что это он выбирает такие фильмы. А потом и вовсе предложил: «Поднимите руку, кому понравился фильм Хомерики. Понравился? Хороший фильм?» После чего вопрос был «снят общим голосованием».

Снимать пришлось в Москве и Петербурге, одну Москву бюджет картины бы не потянул, съемки в столичной подземке – 200 тысяч рублей в час. Но для этой истории город, кажется, не так уж и важен, герой, путешествует внутрь себя. Узнает, что неизлечимо болен – сердце. Как прожить теперь то, что осталось, слышать все время, как бьются сердца у других.

«Мне кажется, он открывает для себя новый мир, внутренних ощущений, ощущений себя в жизни, ну что я сделал, а чего не успел, и что это жизнь вокруг кроме меня, без меня, что жизнь есть», - говорит актер Александр Яценко.

Свой фильм Хомерики смотрел вместе с журналистами – ему хотелось самому увидеть первую реакцию зала, и она ему понравилась.

Все материалы о 33-м Московском международном фестивале>>>