24.05.2014 | 11:52

История Кармен в ритме джаза

Композитор Николай Левиновский свою любовь к джазу перенес на оперную классику. Или лучше сказать иначе – любовь к джазу и классике заставила его найти между ними творческий компромисс. Сначала он перевел на язык джаза «Шехерезаду» Римского-Корсакова и «Князя Игоря» Бородина. Потом взялся за «Кармен» Жоржа Бизе. Накануне на Открытом фестивале искусств «Черешневый лес» состоялась премьера Фантазии для джазового оркестра и скрипки – «Жизнь и смерть Карменситы». Рассказывают «Новости культуры».

Жгучая «Кармен» Бизе буквально наэлектризовала весь мир, о партии коварной соблазнительнице мечтали все оперные дивы, а когда появилась «Кармен-сюита» Щедрина, сон потеряли и балетные примы. Казалось, только джазмены не замечали этой ослепительной вспышки, пока за дело не взялся Николай Левиновский. С его легкой руки «Карменсита» заговорила на языке джаза.

«Кармен» покорила Игоря Бутмана раз и навсегда. На концертах он импровизировал со знаменитыми хитами и мечтал о джазовой партитуре. И вот заполучил – 12 листов музыки, буквально обжигающих пальцы. Где каждая нота – обнаженный нерв.

«Она приобрела новое видение, новые аккорды, новую гармонию, – говорит Игорь Бутман. – Присутствует свинг, ритм барабанов. Играет скрипачка, и мы стараемся эту скрипку не забить. 16 разгневанных мужчин, играющих испанскую музыку, иногда это страшно».

В этом ослепительно алом – она, кажется, сама Кармен. Екатерина Асташова признается – дерзкий характер, взрывной темперамент, жажда свободы, всегда были ее сильной стороной. Вот и сейчас, она словно бросает вызов всему джаз-бэнду Игоря Бутмана своей хрупкой скрипкой. Противостоит как Кармен мощному мужскому натиску.

Знакомые до боли мелодии в джазе – звучат ярче, откровеннее. Кажется, скрипка обнажила душу вольнолюбивой испанки.

«Скрипка – это страсть, огонь, образ Кармен напрямую пересекается со скрипкой», – говорит Екатерина Асташова.

Кажется, в этот вечер сцена раскалена. Эстафету от Екатерины Асташовой принимает Фантини. Певица – наполовину доминиканка, наполовину русская – поет латиноамериканский джаз, замешанный на свободе и любви.

Кажется, Кармен задала ту самую ноту, держать которую было непросто. Но этот вызов музыканты приняли и оказались на высоте.

Новости культуры