22.05.2014 | 12:28

Памяти балерины Екатерины Максимовой

В Большом зале столичной консерватории состоялся третий, заключительный концерт музыкального цикла «Три истории любви и одиночества». Светлана Безродная, организатор вечера, посвятила его памяти балерины Екатерины Максимовой. Персонажами двух первых концертов были Дон-Жуан и Казанова, сегодня - Фауст. Светлана Безродная, взяла контрапунктные произведения о докторе-алхимике, написанные Гуно, Берлиозом и Вагнером. Эффект от их гениальной музыки усилила фрагментами из поэм Марло и Гёте в исполнении актёра Театра имени Моссовета Александра Яцко. Рассказывают «Новости культуры». 

Светлана Безродная с опаской посматривает на скрипку. Перед началом концерта неожиданно лопнула струна. Кажется, дух мятежного Фауста витает где-то поблизости. «Она лопнула в тишайшем месте. Не то, чтобы я нажимала», - признается Светлана Безродная.

Александр Яцко приехал со съемок из Минска, попал даже в ДТП, после этого вот и не верь в мистику, отделался легким испугом. Сейчас его больше заботит текст, который не выучен наизусть, и сцена консерватории, вызывающая у артиста благоговение. «Первый раз в жизни нахожусь внутри оркестра, радуюсь, как ребенок», - говорит заслуженный артист России Александр Яцко.

Поклонники Безродной ее проекты не пропускают. Каждый раз зал забит до отказа. «Три истории любви и одиночества» «Вивальди-оркестра» - извилистый маршрут превратностей любви и духа каждый пропускает через собственные любовь и одиночество.

Хрестоматийная «Вальпургиева ночь» Гуно из оперы «Фауст», кажется, знакома до последней ноты… Словно возвращает публику на пятьдесят лет назад, в Большой. Первый триумфальный выход Максимовой и Васильева с сольными номерами. Словно боясь спугнуть хрупкое воспоминание, «Вивальди-оркестр» не рвет - чуть касается струн. «Там на самом деле 8 номеров из «Вальпургиевой ночи». И последняя заканчивается так, что там дух только. И тут как раз идут слова у Гете – «пресветлый дух»», - объясняет Светлана Безродная.

Балет Сильфид и менуэт блуждающих огней в «Осуждении Фауста» Берлиоза - фрагменты редко исполняемые и забытые…В отличие от «Фауста» Вагнера. Пронзительное «Одиночество» Делерю кажется не про чернокнижника, продавшего душу дьяволу, но про каждого из нас, бегущих от собственных фобий и химер.

Гете и Марло - между ними двести лет того самого одиночества, прочно связаны историей доктора Фауста.

Александр Яцко, после блуждания по мрачным тайнам мироздания, подумывает - не сделать ли спектакль с Гошей Куценко. Огорчает одно: «В очередной раз стою и думаю, что я свой музыкальный талант зарыл в землю. Но в этом оркестре мне очень нравится».

Светлана Безродная, не успев поставить точку, готова к новому абонементу – погрузить зрителя в летаргический «сон Графини» под музыку Чайковского и грезы Чарли Чаплина под старое голливудское кино.


Новости культуры