20.05.2014 | 11:20

Несуразная репетиция с попыткой бунта в финале

Сколько ни предвещали скорой гибели оперному жанру, а он продолжает жить и даже завоёвывает новые высоты. В столичной «Новой опере» сегодня – ожидаемая премьера. «Школу жён» представляет композитор Владимир Мартынов. Вместе с ним над воплощением «честной оперы с мелодиями» – как называет спектакль автор, – работал звёздный состав: Борис Мессерер, Рустам Хамдамов, Дмитрий Юровский. Режиссёром спектакля изначально был заявлен Юрий Любимов. Но в сегодняшней афише в графе «постановщик» значится другое имя. Подробности – в репортаже «Новостей культуры».

Почему Юрий Любимов убрал свое имя из афиши – ответ на этот вопрос волновал многих собравшихся на пресс-конференции, посвященной премьере оперы «Школа жен». Мэтру Таганки принадлежит либретто, он же должен был быть режиссером постановки, но по состоянию здоровья, в последний момент отказался. Рекомендовал своего ассистента – Игоря Ушакова, который, и реализовал замысел мастера.

«Как бы оправдать его надежды, не расстроить человека, который собрал нас всех», – говорит Игорь Ушаков.

Почти биографическую историю основателя Таганки пересказал на свой лад композитор и философ – Владимир Мартынов. Тот, кто в своих книгах принял за аксиому – факт о конце существования композиторского ремесла. Эта двойственность – и в музыке. От него ждали грандиозную оперу-seria, он же создает легкую комическую. Но пишет ее серьезно, шифруя в музыке совсем другое содержание.

«Самые лучшие театральные из Москвы выгнаны, опера и об этом тоже, но она – должна доставлять удовольствие – все хорошо, все хорошо», – говорит композитор.

Вопреки названию оперы, текстов из одноименной пьесы Мольера в ней – меньше всего, есть и фрагменты из Пруткова, Булгакова и даже Томаса Манна. Содержание – определено непростой темой взаимоотношения власти, режиссера и театральной труппы. И все же антураж постановки выдержан во французском стиле. За идеями на родину Мольера отправились Борис Мессерер и Юрий Любимов.

Эта опера – игра иллюзий, скрытых смыслов, за приятными мелодиями – слышится горечь утрат, потерь. Сцены – будто фотографии из нашей жизни, прощание здесь воспринимается – без сожаления; везде – маски и игры, в которые играют люди.

Намек Юрия Любимова на неверность собственной труппы адресован прежде всего актерам. Каждого из них режиссер Игорь Ушаков испытывал на прочность, заставлял бегать и одновременно петь, разговаривать: жанр комической оперы – обязывает.

«Самое сложное для меня – разговаривать и петь», – признается исполнитель партии Мольера Дмитрий Орлов.

Современные оперы-буфф – по пальцам пересчитать. В Европе этот жанр практически исчез со сцены. А в России, похоже, возрождается, иносказательная форма – вновь в тренде.

Новости культуры