15.05.2014 | 15:40

Вирус революции и великая Империя (Российская газета)

Эдвард Радзинский представляет новый документальный цикл о Романовых.

С 19 по 24 мая в 22.25 на телеканале "Россия К" - премьера авторского проекта Эдварда Радзинского "Династия без грима".

Это попытка писателя, драматурга и историка в реальных дворцовых интерьерах рассказать о представителях императорского Дома Романовых - от Екатерины I до Николая II. Съемки проходили в Государственном Эрмитаже, Государственных музеях-заповедниках "Гатчина", "Петергоф", "Царское село".

- Вы много писали о династии Романовых - о Николае II, Александре II, о Распутине. Какими они предстанут в документальном цикле?

Эдвард Радзинский: Да, в начале 90-х я написал книгу о Николае II. Это была одна из первых книг, написанная о нем после перестройки. Последнего царя расстреляли зверски, вместе с семьей, без суда, лишив его последнего слова, в отличие от Людовика XVI или Карла I. И в своей книге я решил дать ему это слово и поэтому постоянно и щедро цитировал его дневник. Он был как бы соавтором и, как Вергилий у Данте, он вел читателя через всю свою жизнь. В книге я впервые опубликовал показания нескольких участников расстрела, хранившиеся тогда в секретных архивах. Я их соединил вместе, и цареубийцы сами рассказали то, что, как они писали, "должно было навсегда остаться тайной".

- Эта книга стала мировым бестселлером?

Эдвард Радзинский: Да, но с тех пор прошло почти четверть века. И образ Николая начал приобретать у нас до боли знакомые черты. Чем ближе был юбилей династии Романовых, тем больше Николай начинал превращаться в этакого Владимира Ильича. В мудрого правителя, державника и миротворца. Правда, не очень понятно, почему тогда в стране произошли две революции? И как в 1917 году в три дня стремительно рухнула трехсотлетняя Империя? В своем сериале в последних сериях я много рассказываю об этой катастрофе. И цитирую современников этих событий, которые, оказывается, уже с первых годов XX века предсказывали неминуемый конец Империи. И это были самые разные люди - историки, поэты и даже члены царской семьи!

А начнется сериал с царства женщин. С этого парадокса русского галантного XVIII века, когда пятеро женщин самодержавно правили в стране женского бесправия, в стране недавнего Домостроя.

И женские страсти сделали династию Романовых "тайной для самое себя". Зритель познакомится и с императорами - мужчинами, рискнувшими стать самодержцами в опасном для них XVIII веке. И Петру III, и Павлу I пришлось узнать трагическую особенность тогдашней власти - это было самодержавие, ограниченное удавками собственных гвардейцев.

А потом сериал придет в XIX век, когда мужчины Романовы покончили с женской властью.

Теперь перед зрителем возникнет парад Властелинов: царь-Сфинкс Александр I, победитель Наполеона, и рыцарь Самодержавия Николай I, и последний великий царь Александр II, убитый детьми тогдашней перестройки, и могучий Александр III вместе с Победоносцевым, заморозивший Россию. Я надеюсь, что зритель увидит их всех. Именно увидит. И, главное, поймет, как и почему, несмотря на все усилия императоров, уже в первой половине XIX века микроб революции начинает медленно убивать великую Империю.

Впрочем, был и другой микроб, в борьбе с которым потерпели поражение и императрицы, и императоры, - отечественная коррупция. Так что Николаю I пришлось горько сказать Наследнику: "Порой кажется, у нас не воруют только двое - я и ты".

- Вы коснетесь Первой мировой войны?

Эдвард Радзинский: Одной из важнейших фигур сериала станет отечественный пророк, который уже на исходе XIX века не просто предсказал и подробно описал грядущую мировую бойню, ее последствия, но и неминуемый крах королевской Европы.

- Могут ли исторические события стать уроком для того, чтобы понять причины революций сегодняшних?

Эдвард Радзинский: Все революции похожи друг на друга. Похожи они и тем, что уроки прошлых революций никого не учат. Забывается - "Поднявший меч мечом и погибнет". И то, что революция, как античный бог Сатурн, пожирает своих детей. Те, кто затевают общественную бурю, как правило, гибнут, а поле битвы достается мародерам.

- Съемки проходили в великолепных интерьерах - в Эрмитаже, в Гатчине, Петергофе, Царском Селе. Воздействовала ли на вас энергетика места?

Эдвард Радзинский: Это причина, почему я решился снимать сериал в реальных интерьерах. Зимний дворец построен на фундаментах предыдущих дворцов, в нем - тени романовских предков. И спрятавшиеся в парках семейные дворцы, в которых они оберегали свою частную жизнь. И конечно, кабинеты императоров, где творилась история России. Трудно передать это ощущение, когда вы там один, точнее, наедине с Историей. Должно быть, поэтому было так легко рассказывать, будто вам помогали они. Во всяком случае, за два дня, почти не останавливаясь, я записал все 6 серий. Потом были лишь досъемки.

- Вы писали и о царской династии, и о советских правителях. Есть ли фигуры в новейшей истории, которыми хотелось бы заняться?

Эдвард Радзинский: Я еще не закончил разговор о прошлом. И впереди одна из гигантских и трагических фигур - Ленин. С его великой победой, ставшей его величайшим поражением. Этим я сейчас занимаюсь.

www.rg.ru