16.05.2014 | 11:34

В музее-усадьбе "Архангельское" состоялся пресс-показ залов южной анфилады Большого дворца

Музей-усадьба «Архангельское» представил журналистам результаты реставрации залов южной анфилады Большого дворца. Предметы обстановки этих помещений, а также произведения изобразительного искусства были отреставрированы и изучены. Рассказывают «Новости культуры».

Парадная спальня была предназначена для приема гостей, но никак не для сна: кровать напоминала только о времени суток, как правило, это было утро. По своему убранству спальня соперничала с тронным залом, гостей принимали в будуаре за чашечкой кофе, как это было принято в Версале.

Единственная комната дворца, в которой – колонны. С плафона за гостями наблюдают совы и лебеди – символы дня и ночи. Реставраторы лишь слегка прошлись по лепнине. А вот эта печь появилась всего полтора года назад – чтобы уравновесить пространство. Раньше симметрию придавала ширма, по размеру и декору повторяя старинную печь. На что действительно пришлось потратить время, силы и нервы – так это кровать, которой почти двести лет. Не только время оставило следы, попав в реставрационные мастерские из неотапливаемого дворца, дерево не выдержало перепадов температуры.

Балдахин над кроватью восстанавливали по сохранившимся образцам ткани. Темное золото – единственное подлинное шитье, остальное – новодел. Вся комната в серебристо-голубых тонах – дань уважения Юсупова Фридриху Прусскому. Свободное обращение с драпировкой в те годы было в новинку, обычно стены затягивали тканью – здесь они освобождены на французский манер.

По соседству – восьмигранный салон с картинами Юбера Робера – Юсупов, поклонник французской живописи, собирал коллекцию даже после войны с Наполеоном, вопреки общественному мнению. Реставраторы потратили несколько месяцев, чтобы полотна заиграли свежестью и красотой красок.

«Здесь обновление красочного слоя и обновлены тонировки», – поясняет директор Государственного музея-усадьбы «Архангельское» Андрей Бусыгин.

Из новшеств – система отопления и новые французские окна. А вот стены снова приобрели глубокий цвет – как в середине XIX века.

Дворец повидал немало на своем веку – здесь принимали русского императора Александра Первого, во время наполеоновской компании здание пострадало больше не от французских солдат – от местных крестьян. Но каждый раз дворец возрождался к жизни. Сейчас спустя двадцать лет после реставрации, залы снова обретают жизнь, восхищая своим великолепием.

Новости культуры