01.07.2011 | 12:51

"Смола и перья" Матюрена Болза на Х Чеховском фестивале

Эту постановку столичные критики уже назвали «самым опасным спектаклем» нынешнего - Х Чеховского театрального фестиваля. Матюрен Болз, главный экстремал французского «нового цирка», показывает в Москве свою новую работу – «Смола и перья». Впрочем, ни смолы, ни перьев в ней нет. Есть подвесная сцена, похожая на качели – и на ней пять актеров-акробатов, чьи рискованные трюки одновременно оказываются и философскими метафорами. Рассказывают «Новости культуры».

Чтобы двигаться так, кажется, вопреки закону всемирного тяготения, нужно многое. От кока-колы и шоколадок, для быстрой энергии в крови (это – отдельный пункт райдера), до серьезного изучения невесомости.

«Я сам и мои друзья занимались параболическими полетами – точно так, как тренируются космонавты, – говорит Матюрен Болз. – И то ощущение невесомости, которое я пережил, космическое ощущение очень мне помогло, совсем изменило мои спектакли».

Быстрая энергия и познание космических ощущений не отменяет ежедневной кропотливой работы – над телом и духом.

«Мы обычно приходим за три часа до спектакля, разогреваемся – каждый по-своему, – рассказывает актер Тсириака Арривель. – Потом проходим некоторые сцены, которые требуют закрепления. Главное, мы много спим и отдыхаем. Диеты особенной нет. Я лично за час до спектакля люблю побыть один, послушать музыку, настроится. Нужно выйти на сцену открытым. Если ты напряжен – в этом и есть главная опасность».

В литературной основе спектакля – роман Джона Стейнбека «Люди и мыши». Но он лишь отправная точка. Основа истинная – эксперимент с конструкцией, напоминающей качели, плот, а может быть крошечный остров или неведомую планету, охваченную революцией. Создатели спектакля допускают любую версию. Виртуозные движения, почти полет артистов, рождают ощущение хрупкости, уязвимости и одновременно поэтичности их существования. Пять одиноких людей в вечном поиске смыслов. Импровизированную историю сочиняли всей труппой.

«Больше всего мы сконцентрированы на движении, – говорит актриса Маруся Диаз Вербек. – Но есть в нашей голове и образы. Например, в конце, мы представляем море, корабль. Это добавляет настроения».

Особые шифры спрятаны в названиях всего, что делает Болз. Например, загадочное имя его труппы – «Руки, ноги и голова тоже» - на само деле – название и цитата из его первого спектакля. Главный герой – ткач по шелку на вопрос: что самое важное в его работе, отвечал так: Руки, ноги и голова тоже. Болзу такая формула кажется близкой. За названием нынешнего спектакля – «Смола и перья» - отдельная история.

«Идеи Матюрена всегда строятся на контрасте тяжести и легкости, жестокости – и юмора, – говорит актер Эрван Ха Кион Ларше. – Название этого спектакля, «Смола и перья», как раз и есть такой контраст: что-то вязкое и нечто очень легкое, невесомое. К тому же оба эти материала были в списке того, с чем Матюрен хотел поработать. Теперь остался только внутренний смысл».

На вопрос, не страшно ли ему в этом сложном цирковом спектакле за себя и своих артистов, Болз отвечает весело: «Да, мне бывает страшно. Очень даже страшно. Но по-другому делать то, что мы делаем, невозможно. Когда мы на сцене – мы не можем притворяться. Поэтому, все вживую, и страх тоже».

Полюса человеческого сознания – вот что всего больше интересует Матюрена Болза. Контраст между тяжестью и легкость он ищет во всем. В России пока ему видится больше тяжести. Но в предстоящие десять дней выступлений в Москве Болз очень надеется обнаружить и легкость тоже. Прежде всего, в общении с русскими.