12.05.2014 | 10:46

Личный архив Вадима Сидура собирают в Российском Государственном архиве литературы и искусства

Скульптор Вадим Сидур писал, что искусство было формой его существования на Земле. Он работал много и исступлённо, не надеясь увидеть свои работы на выставках, улицах или площадях городов. На родине необычные, авангардные работы скульптора-фронтовика как будто не замечали. Между тем на Западе его имя было хорошо известно. Он умер в 1986 году, так и не узнав радости признания. Зато ему была хорошо знакома радость творчества – он был не только скульптором, но и поэтом. В Российском государственном архиве литературы и искусства начали формировать фонд, посвященный Вадиму Сидуру. Рассказывают «Новости культуры».

Для человека, прошедшего войну и искалеченного ею, человеческие страдания, горе, смерть – не пустой звук. В памяти Вадима Сидура они отпечатались навсегда, как и в его скульптурах – «Раненый», «Отчаяние», «Формула скорби». Он говорил, что создавать такие работы для него «не интерес и даже не долг, а жизненная необходимость». Его авангардные, нонконформистские работы на родине понимания не находили. Зато на Западе прошло более 30 выставок Вадима Сидура. Его скульптуры можно увидеть в Германии – в Касселе, Дюссельдорфе. Знаменитая «Треблинка» – в память о жертвах концлагеря – установлена в Берлине.

«Мы получили подлинные письма Вадима Сидура, – рассказывает директор РГАЛИ Татьяна Горяева. – “У нас все хорошо, сейчас делаю гипсовый вариант Треблинки, так как керамический подлинник мне придется отправить Карлу, а гипсовый оставить у себя, нам кажется, что проект установки Треблинки в Берлине действительно переходит в серьезную стадию”».

Эти документы, частично приобретенные, частично подаренные, пока в стадии обработки и исследования. Критические статьи, пресса, письма, каталоги зарубежных выставок – дар от немецкого исследователя русской культуры Карла Аймермахера. Поклонник творчества Сидура, а впоследствии и друг – именно он открыл его имя Западу.

«Важные материалы, которые отражают всю художественную жизнь скульптора, – отмечает Татьяна Горяева. – Прежде всего, это те выставки, которые удалось организовать на Западе, вот пригласительные билеты, собранные Аймермахером за разные годы, в Германии, США, и многих других странах. Вот одна из самых первых его экспозиций его здесь изображен его знаменитый “Взывающий”».

Сам Сидур был невыездным. Ни разу не побывал на своих выставках, никогда не видел свои скульптуры «вживую» – под открытым небом. Писатель Марк Харитонов вспоминает.

«Он однажды показал письмо, которое пришло от Самуэля Беккета, английского писателя, драматурга, – вспоминает писатель, переводчик Марк Харитонов. – Сидур ему послал модель своей скульптуры “Инвалид” – человеческий обрубок. На Беккета это произвело сильное впечатление, я читал по-английски ответ Беккета, он считал его одним из крупнейших скульпторов, при том, что здесь у нас он был совершенно неизвестен…»

Памятник оставшимся без погребения – одна из немногих работ Вадима Сидура, установленных в Москве. Эта скульптура в память о погибших вдали от родного дома, три склоненные женские фигуры выражают горе тех, кто навсегда потерял сына, мужа, брата, товарища.

Музей Сидура, посвященный современной скульптуре, создан в 89-м – через три года после смерти мастера. Последние несколько лет он закрыт на реконструкцию. Открытие небольшой экспозиции запланировано на 28 июня – 90-летие со дня рождения мастера.

«Восстановлением новой концепции музея, ее реализацией мы будем заниматься уже в следующем году, – говорит арт-директор Музейно-выставочного объединения «Манеж». – До марта 2015 года, здесь будет юбилейная выставка, ее идея – показать мастерскую скульптора, показать историю этого музея».

Тем временем сотрудники Госархива литературы и искусства изучают недавно поступившие документы, которые составят основу фонда Вадима Сидура – художника, скульптора, поэта.

Новости культуры