29.04.2014 | 09:49

На сцене театра "Сатирикон" состоялась премьера спектакля "Кухня"

В «Сатириконе» новый спектакль – «Кухня», по пьесе английского драматурга и писателя Арнольда Уэскера. Это его первая пьеса. Она написана почти 60 лет назад, и её ставят по всему миру, но в России это первая постановка. Почему «Кухня»? Уэскер объясняет это сам: «Для Шекспира мир представлялся сценой, но для меня мир – это кухня». Постановка довольно сложная, прежде всего технически, поскольку место действия – это кухня огромного превосходно оборудованного лондонского ресторана. Рассказывают «Новости культуры».

Первое, что чувствует зритель – голод. Ведь кажется, что на сцене взаправду готовят цыплят, бараньи котлеты, лосось со спаржей. Английский драматург Арнольд Уэскер в юности год проработал поваром в парижском ресторане. О такой кухне знал не понаслышке.

«Вообще Уэскер эту пьесу обрамил таким количеством советов и всяких напутствий режиссеру, что там текста – ремарок – больше, чем прямого текста актерского, – рассказывает режиссер, руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин. – Он так хорошо знает это дело, что каждому повару написано всё, что он делает».

Взяться за эту «вкусную», но по сути горькую пьесу Константину Райкину посоветовал Петр Наумович Фоменко незадолго до смерти. Теперь режиссер воспринимает это как завещание. Чтобы его воплотить, консультировался у десятка людей из ресторанного бизнеса, шеф-поваров всех цехов, официантов, барменов. Но антураж – здесь изюминка, а соль, конечно, в другом. На этой кухне кипят не только бульоны, разгораются конфликты – сначала на национальной почве.

«С нами и повара занимались, и преподаватели по языкам, – говорит актер Георгий Лежава. – Я киприота играю – я занимался с гречанкой, кто итальянца – итальянским».

Кухня – как модель мира. Шеф-повару нет дела до того, что происходит с его подопечными, каждый норовит стащить что-то домой, а пара котлет для ветерана войны выливается в скандал. Здесь не на шпажки накалывают, а друг друга, поливают не соусом – ругательствами.

«Я не уверен, что это сильно аппетитная пьеса, гастрономически привлекательная, – признается Константин Райкин. – Там много крыс и гадостей, и человеческих страстей, очень разрушительных над этой едой бушует».

В этих закопченных стенах забыли, что у человека должна быть ещё душа, мечта, мысль. Вывод печальный. И поэтому к этой постановке относиться просто, как к вишенке на торте, не стоит.

Новости культуры