29.04.2014 | 09:40

Семейный фотоальбом и хроника одиночества на московской Фотобиеннале

В полном соответствии с принципом условности, который работает в любом искусстве, Международный месяц фотографии в Москве назван так вполне условно, длится он уже два месяца. И до сих пор в основной выставочный поток вливаются всё новые и новые экспозиции. Сегодня открылись ещё две. Организаторы Биеннале явно имеют цель – показать все разновидности жизни и все ракурсы взглядов на неё. Сегодняшние авторы – это две совершенно разные истории. Рассказывают «Новости культуры».

Во время открытия выставки Крис Шоу постоянно делает «селфи» – снимок самого себя. Самый первый фотоавтопортрет сделал много лет назад, еще когда и термина «селфи» не придумали. В начале 90-х от безденежья он пошел работать ночным портье, тогда и стал фотографировать – не только себя в интерьерах фешенебельных отелей, но и их постояльцев. Съемка была не развлечением – спасением. Рабочая смена длилась 12 часов.

«Я постоянно хотел спать, – вспоминает Крис Шоу. – А если бы меня застали спящим на рабочем месте, то точно бы уволили. Я начал снимать – это банально – чтобы занять себя чем-то, и, главное, не уснуть. Фотография спасла меня, и я понял, что это мое призвание».

На московской фотобиеннале Крис Шоу представил еще один фотопроект. Менее известный, чем «Ночной портье», он тоже о личном – называется «Сорняки Уолласи»

«Я родом из Уолласи, – говорит фотограф. – Я часто бываю там, чтобы навестить своего отца, хотел фотографировать его, но не сложилось, не смог, и я пошел на улицы. Наблюдал за битвой природы и постиндустриального упадка. Знаете, почему “сорняки”? для меня это метафора “корней”, хотелось передать вот эту грусть, когда приезжаешь в родные места, а там все по другому. Вам это знакомо?»

О личном и другой проект фотобиеннале – «Биби». Его тоже можно считать своеобразным дневником, фотолетописью жизни представителей французской буржуазии. На этих снимках Жака-Анри Лартига – в главной роли его первая жена, англичанка Биби. С ней он прожил 12 лет.

«Жак-Анри Лартиг был из очень богатой семьи, – рассказывает куратор выставки Мариз Кордесс. – Он не работал, жил в свое удовольствие, снимал. Биби – британка, ее родители – музыканты. Семья Артига были против брака, они не считали Биби ровней.Но Лартиг был так влюблен, что пошел вопреки воле родителей и согласился на брак, кстати, его инициатором была Биби».

На фотографиях Биби почти везде одинаковая – игривая, радостная, довольная жизнью. И только на последних снимках она почти не улыбается, но переживания свои все же умело скрывает: в эти годы ее муж влюбился в супругу друга – актрису. Ловелас, он был не против свободных отношений, но Биби простить измены ему не смогла – ушла от него. Лартиг страдал, потом снова женился – дважды, но любовью всей жизни называл Биби. Понять ее до конца он, кажется, не смог, был ослеплен красотой, не личностью – так что о том, сумел ли Лартиг раскрыть характер Биби в фотосессии длиною в 12 лет – можно поспорить

Новости культуры