24.04.2014 | 19:34

50 лет назад на экраны вышел легендарный "Гамлет" Григория Козинцева

450-летний юбилей со дня рождения Уильяма Шекспира в России отмечен особой датой. Ровно полвека назад – 24 апреля 1964 года – на экраны вышла картина Григория Козинцева «Гамлет». Она появилась в эпоху «оттепели». Поэтому так остро и глубоко звучала в ней тема противостояния личности и системы. Об истории создания фильма, признанного шедевром и на родине Шекспира, рассказывают «Новости культуры».

Фильм «Гамлет» никак не выглядит на свои 50 – он и сегодня смотрится удивительно современно. Это не просто экранизация - это мистическое прикосновение к Шекспиру.

Советский режиссер шел к этой постановке восемь лет, ставил Шекспира на сцене, изучал эпоху, копил и записывал свои мысли и переживания. Лоуренс Оливье, который увидел этот фильм, сказал: «Это великое кино, великая картина».

Работали с энтузиазмом. После кино-агиток сталинской эпохи всем хотелось принять участие в создании настоящего кино.

«Изучалась эпоха, причем так далеко заходили, что эти люди могли защищать диссертации, – рассказывает историк кино Александр Поздняков. – Там были специалисты из Эрмитажа. Были построены декорации Эльсинора. Их создала Инна Зайцева по образцу Страсбурга и Праги

Костюмы из «Гамлета» и сейчас гордость «Ленфильма». Некоторые детали в буквальном смысле собирали с миру по нитке.

«Люди, население города, они предлагали то, что у них осталось, – вспоминает начальник цеха подготовки съемок киностудии «Ленфильм» Елизавета Пахомова. – То, что пережило войны, что пережило революцию, блокаду. Я полагаю, что вот эта вот отделка – это то, что было сделано даже не в ХХ веке».

Но важнее подлинности костюмов и декораций подлинность переживаний героев Сомасштабным шекспировскому Гамлету оказался Иннокентий Смокутновский. Его Козинцев увидел в учебном фильме и сразу без кино и фото-проб предложил шпагу и корону датского принца.

Гамлет Козинцева из плоти и крови, а вот Офелия – словно по контрасту – цветок, выросший без солнечного света. Ради режиссерских представлений о достоверности образа молоденькой Анастасии Вертинской пришлось и тонуть в ледяной воде, и быть заживо погребенной.

«Она все это стоически вынесла, – вспоминает художник фильма «Гамлет» Георгий Колпачев. – Потом, правда, стали забивать крышку гроба. Когда стали забивать гвозди, услышали тонкий скулеж и в растерянности даже потеряли клещи – в общем, была небольшая паника – такой был случай».

Благородный бархат королевских нарядов давно уже не пахнет актерским потом. Но и запах нафталина к ним так и не пристал. Такой берет не наденешь как обычную кепку, это, скорее корона, которая подчеркивает внутреннее достоинство человека.
Геральдические цвета этой шекспировской трагедии – черный, белый и серый. Это цвета добра, зла и обывательского нейтралитета. Сейчас создатели фильма больше всего боятся, что фильм в соответствии с новыми веяниями захотят раскрасить.

«Пусть кто-нибудь из молодых снимет “Гамлета” своего в цвете, а классика должна быть классикой, этого трогать нельзя», – убеждена Елизавета Пахомова.

В кладовых «Ленфильма» сохранились кресла, в которых сидели Гертруда, Клавдий и Офелия. Только вот создать такого же «Гамлета» вряд ли получится. Чтобы это произошло, должно появиться целое созвездие гениальных актеров, художников и режиссеров.

Новости культуры