23.04.2014 | 15:56

450 лет со дня рождения Шекспира

Шекспировский «Гамлет» в русской культуре всегда играл особую роль. Впервые пьесу поставили в середине XVIII века в Петербурге на Императорской сцене воспитанниками шляхетского корпуса. С тех пор каждое новое поколение режиссеров и зрителей проходит свое испытание «проклятыми вопросами», который ставит главный герой. Рассказывают «Новости культуры».

Гамлет для русской интеллигенции как зеркало, в котором она узнает свои черты. По тому, как воспринимали принца датского в разные эпохи, можно изучать детали развития русской мысли.

«Например, в сталинское время "Гамлет" был не то что под запретом, нет. Но это было чем-то нежелательным. И поэтому стоило только эффективному менеджеру отправиться на тот свет – сразу по всей России стали ставить эту пьесу», - говорит театровед Алексей Бартошевич.

К апрелю 64-го шекспировских пьес поуменьшилось. Хрущев пожурил театры за чрезмерность классики и нехватку спектаклей о рабочих и колхозниках. И предложил МХАТу убрать из репертуара «Марию Стюарт», заявив, что старик Шекспир не обидится. Никто не посмел ему сказать, что это не Шекспир, а Шиллер. Но с афиш пьесы Шекспира стали исчезать. Правда, в этом же году лучшим фильмом становится «Гамлет» Козинцева. Принц датский – его играет Иннокентий Смоктуновский – решительно осуждает ложь и насилие, правда, не знает, как с ним бороться в масштабах, которые ему открываются.

«Шекспир стал русским писателем. И очень много цитат стали крылатыми выражениями. «О женщины, вам имя вероломство» или глубокие размышления о мире: "Век вывихнут" или "Подгнило что-то в Датском королевстве"», - отмечает заведующий кафедрой русского языка Института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз.

В знаменитой постановке Любимова - русский бунт. Принц датский Высоцкого с его трагическим и бессмысленным взрывом так и останется главным Гамлетом 60-ников. Петер Штайн – знаток Шекспира - считает любимовскую версию слишком политизированной. Когда в 90-х ставил «Гамлета» в России, месяц работал над переводом, чтобы приблизиться к подлиннику.

«Пастернак меня не устроил – слишком поэтично. Я ругался, мне нужен другой перевод. Через две недели у нас было их 4. Их скомпилировали – актеры точно знали, что играть», - рассказывает режиссер Петер Штайн.

«Никогда не хотел играть эту роль. Мне по темпераменту она не близка. А Петер Штайн как-то погрузил меня и в Шекспира, и в Гамлета. По этим крупицам сложился уникальный образ, характер», - объясняет народный артист России Евгений Миронов.

А у канадца Робера Лепажа Евгений Миронов сразу во всех ролях. Его Гамлет – так же переживает, как его Офелия, или его Лаэрт.

Происходит ли все на самом деле, или это воспоминание о человечестве, которого нет, а вокруг лишь тени? Кубик в пространстве – как трансформер, который напоминает: люди могли иначе сложить историю человечества.

Новости культуры