18.04.2014 | 18:02

Не стало Габриэля Гарсиа Маркеса

Ушел из жизни выдающийся писатель Габриэль Гарсия Маркес. В 82-м он был удостоен Нобелевской премии с формулировкой «За романы и рассказы, в которых фантазия и реальность отражают жизнь и конфликты целого континента». Соотечественники называют писателя своим национальным достоянием. В связи со смертью Маркеса власти Колумбии объявили в стране трёхдневный траур. Рассказывают «Новости культуры». 

Яркая, насыщенная, отнюдь не одинокая жизнь, в которой было не только писательство. В юности Маркес пробовал себя в кино – статистом играл билетера у входа в кинотеатр. Учился у итальянских неореалистов, сотрудничал с Луисом Бунюэлем. Репортером объездил полмира: Италию, Польшу, Францию, США, Венесуэлу.

«Когда-то мы вместе работали в Венесуэле. Он обычно приходил домой в восемь вечера и писал до четырех-пяти утра. У него была железная дисциплина. Когда закрыли газету "Эль Экспектадор", он мог бы вернуться домой, но он хотел непременно закончить повесть "Полковнику никто не пишет" в Венесуэле, даже если для этого пришлось бы умереть от голода», - рассказывает писатель и дипломат Плинио Апулейо Мендоза.

«Полковнику никто не пишет» – прежде чем опубликовать эту повесть, Маркес переписывал ее с десяток раз, шлифуя каждое слово. Эта фраза стала своеобразным кодом, по которому узнавали друг друга советские читатели.

«Поздняя советская жизнь не была вполне реальной. Это была сказка, страшная, грустная, но сказка. Она во многом состояла из нашего воображения», - говорит писатель Ольга Славникова.

Маркес говорил: «Лучшая проза всегда соткана из личного опыта, каким бы невероятным он ни казался. В 57-м он посетил московский мавзолей, где еще находилось тело Сталина. Тогда Маркеса поразили женственные руки вождя. Такие же будут у его героя в «Осени патриарха». Автобиографические интонации - его фирменный стиль. В образе жителей Мокондо - Аурелиано Буэндиа и Урсулы писатель видел своего деда и бабушку.

«Целый мир был введен в оборот. Мокондо стало моделью мира. Он открыл новые возможности изображения метафизики в жизни. Стоит прочитать его завещание, которое он написал 2 – 3 года назад, размышления о судьбе человечества. Его любили и будут любить. Когда уходят такие люди, мы переживаем 100 лет одиночества», - убежден писатель и литературовед Игорь Волгин.

Свои «Сто лет одиночества» Маркес написал за 18 месяцев. Чтобы отправить рукопись издателю, пришлось продать фен и миксер жены. «Не хватало только, чтобы роман оказался плохим», – сказала она. Ее опасения не оправдались. Роман назовут - «библией магического реализма» и вторым произведением после «Книги бытия», которое должно прочитать все человечество.

«Магический или магнетический реализм. Я так и не понял, в чем дело. Можно сказать, фэнтези, а можно, как Гоголь завещал, соединить фантазию с дрязгом жизни», - поясняет писатель Владимир Орлов.

«Литературное влияние – крайне занимательная вещь. У меня немного учителей. Всего четыре имени: Кафка, Фолкнер, Вирджиния Вульф и Рубен Дарио», - говорил Маркес. Теперь на него самого ровняются писатели всего мира, а книги расходятся миллионными тиражами. Любовь и насилие, площадной юмор и народная религиозность, гиперболы и мелодраматизм, Габриэль Гарсиа Маркес превратил латиноамериканскую реальность в настоящий миф. И сам сделался легендой.

Новости культуры
 


Читайте также:

 Ушел из жизни Габриэль Гарсиа Маркес

В Мексике на 88-ом году жизни скончался знаменитый писатель Габриэль Гарсия Маркес