18.04.2014 | 11:23

Смех – лучшее оружие в борьбе со злом

Плакат как инструмент мобилизации. В Государственном центральном Музее современной истории России открылась выставка, посвященная столетию одного из самых масштабных вооружённых конфликтов – Первой мировой войны. Экспозиция представляет взгляд на Первую мировую с точки зрения художников, которые поддерживали патриотический дух с помощью бумаги и карандаша. Рассказывают «Новости культуры».

«Вся сатира Первой мировой зиждется на усах Вильгельма Второго», – так современники полушутя-полусерьезно говорили о работах российских карикатуристов. И действительно, немецкий кайзер, а, точнее, его усы – были чуть ли ни главным объектом их злободневных насмешек. Сторонникам Вильгельма – правителям Австро-Венгрии и Османской империи – тоже досталось.

«В стиле народного лубка как раз вот эта знаменитая троица: Вильгельм Второй – знаменитые усы, дряхлый немощный Франц Иосиф и маленький турок – турецкий султан, который, как правило, изображался очень маленьким, – показывает заведующая отделом изобразительного искусства ГЦМСИР Вера Панфилова. – Ещё как показать, что это турок? Всё ж таки это была турецкая морская держава, он почти всегда носил за собой маленький корабль».

Любопытны и шаржи на лидеров нейтральных стран, которые никак не могли определиться, на какой же стороне воевать – в составе Антанты или Тройственного союза. Так, царя Болгарии – Фердинанда Первого – непременно рисовали с огромным носом – надо сказать, в жизни у него он действительно был немаленький. Часто на карикатурах он представал в образе женщины легкого поведения. Например, певички, пляшущей перед германским императором. А эти сатирические рисунки были рассчитаны на интеллектуально подкованного зрителя. Их автор – в будущем станет основоположником советского политического плаката – Дмитрий Моор – впоследствии автор знаменитой агитки «Ты записался добровольцем?». Здесь сцена, где Вильгельм уговаривает правителя Италии, присоединиться к военному блоку, изображена как эпизод из «Ромео и Джульетты».

«Примерно начиная с 16 года объект сатиры меняется, – рассказывает Вера Панфилова. – Война становится затяжной, “окопной”, как говорили. Обнажаются и какие-то внутренние язвы, и становится ясно, что Россия стоит перед какой-то катастрофой, поэтому появляются те сюжеты, которые немыслимы в начале – это, например, мародерство среди солдат и местного населения».

О буднях Первой мировой рассказывают и произведения сюжетной графики: повседневная работа полевых кухонь, госпиталей, пейзажные зарисовки. Интересны и работы с изображением участников боевых действий: написанный акварелью портрет полкового казачьего священника – его автор известный художник Евгений Лансере – и артиллеристы на литографии «амазонки русского аванграда» Натальи Гончаровой. А этих работ вообще бы не было, если бы те, кто на них изображен, не были бы взяты в плен.

«Изображение пленных типажей было крайне популярно в искусстве между 1914-18-м годами, как и немецкие и австрийские художники активно зарисовывали русские типы, так и русские художники с удовольствием изображали пленных врагов», – отмечает историк искусства Сергей Подстаницкий.

Искусство графики Первой мировой войны воспринималось, в первую очередь, как оружие, мобилизующее страну на сопротивление врагу и призывающее помогать фронту.

Все эти работы выполнены в совершенно разных стилях, направлениях, технике, но их объединяет одно: их авторы – это очевидцы событий Первой мировой. Поэтому они интересны не только с искусствоведческой точки зрения, но и как своеобразный исторический документ.

Новости культуры